О книге Н. Н. Герасимова «Остров Карагинский: путешествие в непознанный мир Природы»

Книгу «Остров Карагинский: путешествие в непознанный мир Природы» (Петропавловск-Камчатский, 2008) написал известный российский учёный-орнитолог, старейший житель Камчатки Николай Николаевич Герасимов.

Столь подробный и интереснейший рассказ о Карагинском острове, признаюсь, читаю впервые.

Обложка книги Н. Н. Герасимова "Остров Карагинский: путешествие в непознанный мир Природы"

До того как мне удалось прочитать книгу Н. Н. Герасимова «Остров Карагинский: путешествие в непознанный мир Природы», моё невежество в «карагинском вопросе» не казалось уж столь удручающим. По историческим хроникам знала, что на острове когда-то работал рыбокомбинат. По публикациям Е. Г. Лобкова, Ю. Н. Герасимова и самого Н. Н. Герасимова в «Вопросах географии Камчатки» и в «Краеведческих записках» — о том, что на островной территории в 1928 году Акционерное Камчатское общество проводило акклиматизацию ондатры (первую в стране!) и соболя, что на острове обнаружены розовые и вилохвостые чайки, а алеутских крачек там — более 8000 пар! Из «Описания земли Камчатки» С. П. Крашенинникова запомнилось, что карагинцев-островитян материковские сородичи называли «собачьим отродьем».

Но бог мой, что эти отрывочные, не связанные друг с другом сведения по сравнению с тем, что написал о Карагинском острове Николай Николаевич! У него — и природа острова, и люди, с которыми он встречался там в 1960–1970-х годах, и немного истории, и романтика пеших путешествий по острову, и приключения во время морских поездок вокруг него. И, главное, — такая неизбывная любовь к своей научной работе, такая благодарность этому острову за то, что ему удалось на нём открыть, узнать и даже испытать!

Это настолько живая книга, что автор словно беседует лично с тобой. Поразительное умение рассказать о том, что волнует, — простыми словами, но так, что дойдёт и прошибёт.

Лично с Николаем Николаевичем я не знакома. Но его имя, которое часто встречается в публикациях, впечаталось в память. Запомнилась и его основная тема, которую могу обозначить так: «гусеобразные, утиные, учёт». Конечно, моё обозначение примитивно. Как примитивно, а может, даже глупо было и моё представление об этом самом «учёте». Примерно такое: вот учёные выехали «на природу», нашли среди тундры сухие кочки, разлеглись на них, глядят в небо и ждут, когда над ними пролетят крачки или как их там.

Но вот прочитала в книге «Остров Карагинский: путешествие в непознанный мир Природы» главу «Наша цель — остров Птичий». В ней рассказывается, как отряд в составе Н. Н. Герасимова, охотоведа Николая Бондарева и журналиста Михаила Жилина отправился в экспедицию на остров Карагинский, а с него — на расположенный рядом остров Птичий. Научная цель посещения Птичьего: кольцевание птиц и, конечно, учёт.

Нет, это не пересказать! Экспедиция как по Карагинскому острову, так и по Птичьему оказалась не только чередой приключений, но и работой, причём такой трудной, напряжённой (и физически, и психологически), что мама не горюй. Только ради описания того, как при подходе к Птичьему членов экспедиции «обстреляла» (чем бы, вы думали?) многотысячная орущая агрессивная толпа морских чаек, гаг, топорков и других пернатых друзей, стоит прочитать эту главу. Весь остров буквально усыпан гнёздами с кладками яиц, и ходить по нему следовало, как по минному полю, опасаясь оступиться и раздавить невылупившихся и вылупившихся птенцов! Рассказы же о поведении птиц на этом острове просто восхитительны.

Мне не однажды приходилось слышать рассказы о том, что топорок, сидящий на гнезде, спасаясь от человека, выкатывает ему своё яйцо. На Птичьем мы такого не увидели. Здесь нам пришлось наблюдать совсем другой, взволновавший нас эпизод. Застав в неглубокой норе топорка, я решил его окольцевать. Птица против обыкновения не пыталась даже улететь. По очереди заглянув в нору, мы видели, что топорок, лёжа грудью на яйце, упёрся клювом в землю и лишь как-то по-человечески горестно вздыхал. Я попытался снять птицу с яйца. Топорок ещё сильнее прижался к нему грудью и даже не пытался ущипнуть незащищённую руку, что в подобной ситуации не преминули бы сделать сотни других его сородичей. Мы оставили самоотверженную птицу в покое и поспешили уйти подальше от норы.

Ещё хочу сказать о юморе, которым сопровождается описание встреч автора и с коренными жителями острова, и с работниками госпромхоза. В нём, в юморе, — добрая улыбка и понимание чудачеств и привычек островитян. Не обходится без подтрунивания и над своими спутниками в походах, и над самим собой. Не чтение — наслаждение.

Очень меня поразила глава «Кузьма» — о вожаке ездовых собак, которого уважали на острове все — и псы, и люди.

Быт походно-исследовательской островной жизни специально не описывается, но всё время невольно служит фоном любого эпизода. И у читателя рушатся наивные представления (если они были, как у некоторых) о непыльной жизни орнитолога, лежащего на сухой кочке под солнышком и считающего ворон.

Книга Н. Н. Герасимова «Остров Карагинский: путешествие в непознанный мир Природы» читается легко и удивляет писательским мастерством. Но хочу предупредить читателя и отметить, что её автор — прежде всего учёный! Он не только соблазняет новых исследователей словами об уникальности острова и о том, что «время открытий продолжается, остров Карагинский хранит очень много удивительного, никем до вас не познанного». Но и страстно выступает за сохранение острова от нашествия бездумно любопытствующих туристов.

Причём Н. Н. Герасимов не декларирует истины, а предлагает выход, который может сделать остров и полигоном научных исследований, и туристическим объектом; и заповедным, и экономически выгодным.

…На Карагинском острове может и должно сочетаться два вида, две системы природопользования. Западная часть территории острова с его рыбными промыслами, покосами, богатыми ягодниками и умопомрачительными урожаями грибов должна удовлетворять жизненно необходимые материальные потребности людей. Северная же часть, начиная от правобережья долины реки Маркеловской, и его восточные побережья от мыса Голенищева до Перешейка должны находиться под юрисдикцией строжайших природоохранных законов.

На Карагинском острове необходимо безотлагательно восстановить комплексный природный заказник с жёстким, без всяких «в виде исключения…» режимом охраны. Но под особо охраняемую территорию должна быть выделена лишь северная и восточная части территории острова.

Познавательная ценность книги Н. Н. Герасимова исключительна. Меня приятно удивили выходы автора на историческую тему, на географию и топонимику. Очень интересны наблюдения за жизнью, бытом, занятиями аборигенов острова, а также беседы с аборигенами о прошлой жизни островитян. Немало в книге описаний опасных мест для посещений из-за особенностей ландшафта острова, из-за скал и непропусков на побережье, из-за микроклимата в отдельных заливах. Становится понятно, что Н. Н. Герасимов действительно ощущал себя жителем острова, а не заезжим «сезонником» для проведения научных работ по сугубо своей специальности. Ему было интересно об острове всё!

Поэтому и читать книгу очень интересно.

Не раз я уже писала о том, что восхищаюсь учёными, а также специалистами-производственниками, которые находят время для популяризации знаний. И, главное, имеют в душе огонёк потребности рассказать о том, чем они занимаются, поделиться своими радостями открытий и напитать других, особенно молодое поколение, исследовательским энтузиазмом. Я говорю именно о тех, кто пишет книги живые, насыщенные собственным авторским отношением и восприятием, доступные пониманию обычного, неискушённого читателя.

Не так уж и много на Камчатке таких живых изданий. К ним я бы прежде всего отнесла книги учёных-биологов — сотрудников Камчатского отделения ТИНРО И. А. Полутова («Давным-давно») и А. Г. Остроумова («Записки камчадала»), воспоминания камчатского педагога И. А. Платоновой («Уроки и перемены»), уникальные «Дневники вулканолога Бориса Пийпа», трёхтомник воспоминаний и дневников камчатских геологов «Геологическими маршрутами Камчатки» и (рискую показаться нескромной) воспоминания «25 лет в цвете маренго» сотрудника камчатской милиции А. П. Пирагиса.

Невозможно призывать кого-то писать «для людей». Не каждый учёный или специалист видит в этом необходимость. Но то, что такие книги, как «Остров Карагинский: путешествие в непознанный мир Природы» Н. Н. Герасимова, востребованы, — безусловно.

Напоследок скажу несколько слов о книге Н. Н. Герасимова как об издательской продукции.

Макет, конечно, бесхитростный. Настолько, что и основной текст, и две вступительные главки, и заключение набраны шрифтом одной и той же гарнитуры и одинакового кегля.

Фотографии в книге, на мой взгляд, мелковаты. Увеличение их масштаба хотя бы настолько, чтобы ширина снимков совпадала с шириной полосы, сделало бы их гораздо выразительнее. Недостаточная допечатная подготовка фотографий проявляется и в том, что чёрно-белые фотографии — серые, неконтрастные.

Зато цветной снимок на обложке прекрасен, в нём сразу заявлена тема книги (побережье Карагинского острова, а на переднем плане — пернатый в гнезде). Но заголовок книги читается плохо из-за неудачно выбранной гарнитуры шрифта. Слова же «путешествие в непознанный мир Природы» для читателя вообще потеряны, так как сливаются с пёстрым фоном.

Хотя вышесказанное и не мешает восприятию замечательного авторского текста книги, но как бы хотелось, чтобы издатели относились к авторам более трепетно.

Комментарии 3 комментария

  • После того, как с величайшим интересом прослушал доклад Николая Николаевича Герасимова об алеутской казарке и проекте "Восстановление исчезающих видов птиц" на Х Международной научной конференция "Сохранение биоразнообразия Камчатки и прилегающих морей", которая проходила в городе Петропавловске-Камчатском и увидел, с каким восторгом получали автографы признательные читатели от Н. Н. Герасимова — прочитал книгу "Остров Карагинский: путешествие в непознанный мир Природы" и остался очень доволен прочитанным.

    Рекомендую прочитать эту книгу всем камчатским книголюбам и интересующимся птицами Камчатки!

  • Алексей Михайлович Токранов — прекрасный популяризатор, согласна полностью!
    Его книгу «О “бесчешуйном звере” и других обитателях камчатских вод» (2004) и сборник биографий учёных «Названы их именами» (2008) не упомянула потому, что речь вела о тех научно-популярных книгах, в которых авторы рассказывают о своей профессиональной деятельности и делятся личными впечатлениями о ней, о встречах с людьми, с природой.

  • Спасибо, Р. А., за хороший отзыв о книге Герасимова. Я на днях тоже с удовольствием (и пользой) прочитал эту книгу.

    К списку упомянутых тобой увлеченных Камчаткой ученых-популяризаторов добавил бы Алексея Михайловича Токранова.

    В. Семенов.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *