О книге «Деревня в тени вулкана» (автор шведка Эстер Бленда Нордстрем)

В начале 1920-х годов шведка Эстер Бленда Нордстрем оказалась на Камчатке. Вместе с мужем. Прожили они в камчатском селе Ключи около двух лет. А в 1923 году Эстер издала в Стокгольме книгу о своей жизни в Ключах.

Название книги красивое: «Деревня в тени вулкана». Деревня — это село Ключи, вулкан — это Ключевская сопка, «в тени» которой, то есть у подножия, село и расположено.

Кто такая Эстер Бленда Нордстрем, как и зачем её занесло на Камчатку — неведомо. В Интернете об этой шведке ничего не нашла. О её муже искать было бесполезно: в книге он просто «муж», без имени и фамилии. В аннотации к русскому переводу, сделанному В. И. Сергеенковым и изданному в Петропавловске-Камчатском в 2000 году, сказано, что Эстер — путешественница.

Если бы Эстер хоть словечком обмолвилась в книге о себе: кто она, где жила, с какой целью посетила Камчатку. Не сказано ни-че-го!

А какая разница, да? И с чего я вдруг так заинтересовалась этой личностью?

А с того, что книга её неординарная. Это не дневник наблюдателя, не записки проезжего. Эстер жила в Ключах как обычная сельчанка, у неё, как у всех, был дом и была собачья упряжка. Эстер общалась с соседями, ходила в гости и принимала гостей у себя, участвовала во всех сельских «мероприятиях»: ездила на заготовку сараны, на утиную охоту, ходила в церковь, посещала свадьбы и похороны, а также частые «вечёрки», званые вечера, театральные представления и многочисленные праздники, о чём пишет с улыбкой:

Я совершенно уверена, что едва ли найдётся какая-либо другая страна на земле, где было бы столько праздничных дней, как в России! Во всяком случае, как на Камчатке.

Она была абсолютно «своей» в Ключах, её все называли Елизаветой Даниловной.

То есть она не была созерцательницей, она здесь жила. Познавала на себе «прелести» многодневных пург и восхищалась настоящей, без кавычек, прелестью природы после бури. Переживала вместе с другими страх перед медведем, терроризировавшим деревню своими нашествиями. Управляла собачьей упряжкой и однажды, не справившись с этим искусством, свалилась с нарты и, вцепившись в неё руками, больше километра ехала с хорошей скоростью на животе по снегу, камням и кустам. Страдала зубной болью и, отказавшись от удаления зуба местным эскулапом, осуществила месячную зимнюю поездку на собаках из Ключей в Петропавловск, за сотни километров (пломба, поставленная там, вылетела тут же по возвращении в Ключи). Собирала и ела черемшу, не чураясь её «пролетарского» запаха…

Но книга — не об авторе в деревне, а о самой деревне и о её жителях. Написано же так, что не оторваться. Я смеялась до слёз, в прямом смысле; восхищалась слогом и выразительностью характеристик, при этом была глубоко благодарна этой шведке, что она не скатилась на тон рассказчицы анекдотов. Серьёзного и даже драматического в книге не меньше, чем смешного, но Эстер не педалирует. Просто рассказывает то, в чём участвовала сама, что видела своими глазами, что слышала из уст ключевских учителей, врача, каюра, попа, соседок, ставших подругами.

Эпизоды давнишней жизни камчатского села так и проплывают картинами при чтении книги. И люди села — яркие, своеобразные, со своими судьбами, порой трагичными. В книге немало диалогов, с характерными местными словечками, причудливыми выражениями, и это оживляет картины до почти физического присутствия в том времени и в том месте.

Какая, оказывается, насыщенная жизнь даже самого маленького и отдалённого села, думала я всё время, пока читала! Сколько неожиданностей и приключений, и вовсе деревенская жизнь не скучна и не нудно-размеренна, как может казаться.

Но зачем было путешествовать так далеко, чтобы об этом написать? Эстер могла бы и в какой-нибудь деревушке под Стокгольмом найти такой же замечательный материал для книги!

Но… если подумать… встретила бы она в шведском «захолустье» таких друзей, «которые обрушивались на нас [на Эстер и её мужа] в любое время суток»?

Например, такого колоритного доктора-сердцееда, который «очень старался не загнать в гроб свою экономку отглаживанием его брюк».

…Или Абдуллу-татарина, который до революции «был настоящим коммерсантом со своими складами», а теперь ГПУ «совсем специально присматривало за ним». Абдулла «был по-своему щедр, если это приходило ему в голову, и импульсивен». Однажды он в двадцативосьмиградусный мороз принёс в дом Эстер фуксию. (Эстер писала: «Милая бедная фуксийка!» Естественно, «импульс» Абдуллы стал погибелью для цветка.)

…Или литовца Грюнау, который был «самым радостным, приятным, беззаботным во всей Сибири» и у которого были «сильное нерасположение к работе» и постоянная готовность к новым авантюрам.

…Или Анастасию Петровну, бывшую жену белого офицера:

Она приехала прямо из Владивостока, а это были «не семечки» для такой маленькой деревни, как Ключи. Она носила короткие юбки, у неё были «коленкоровые» гладкие волосы, она использовала такие свежие румяна, просто как роза шиповника самого красного сорта.

…Или человека по фамилии Василифф, который играл на гитаре и «мог говорить о Стринберге, о Ромэне Роллане, о Бетховене и Сибелиусе, о Рембрандте и Золя, о чём угодно, так что с лёгкостью поддерживал беседу».

…Или Степана Ивановича, окрещённого Эстер как Пиранделло за то, что тот «был корреспондентом одного ежедневника в России и, таким образом, “писателем”».

Чрезвычайно важничал Степан Иванович.

«Мы писатели», — говорил он мне [Эстер], когда мы вместе бывали гостями на какой-нибудь «вечёрке».

…Или соседок Эстер — Серафиму и Агапию, двух «самых важных сплетниц в деревне».

Она была, как газета, эта Агапия, и делилась новостями регулярно около одиннадцати часов пополудни и к вечеру около пяти. Часто выходили и экстренные выпуски.

Все персонажи книги выразительны и хорошо запоминаются. И учитель с учительницей, с их непримиримой войной друг с другом. И поп, с разительной несхожестью поведения в быту и во время службы. И владелец местной лавки, с оживлённой торговлей во время нашествия сельчан, вернувшихся с деньгами после работы на рыбозаводе в устье реки Камчатки…

И вот такой ещё персонаж книги — вулкан Ключевской (Ключевская сопка). Эстер каждый день любуется вулканом, наблюдает за тем, как из кратера идёт дым, словно из печной трубы. С описания красоты Ключевского вулкана начинается книга, описанием и заканчивается. Вот почти последние в книге слова:

«После этого нет уже ничего красивого!» — подумала я в последний вечер, когда стояла на ступеньках крыльца и смотрела, как Ключевская блестела в лунном свете, смотрела на белые горные обрывы и крутизну гор на другой стороне тёмной реки. Ничего не может быть таким головокружительно, невыносимо красивым! Ничего таким ярким и прекрасным, как эта пустынная, дикая, гостеприимная земля, которая принимает встречного в щедрые объятия и протягивает открытые гостеприимные руки.

А с какой любовью относится Эстер к Камчатке! Вот ей жалуется та самая Анастасия Петровна, приехавшая из Владивостока: Камчатка, мол, ад. Эстер пишет:

Что мне было сказать? Что Камчатка была самым изумительным местом в мире, что нигде больше жизнь не была такой полной радости и счастья для каждого? Она бы не поняла меня…

И это пишет шведка!

Ярко, талантливо написана книга. Автор увидела местную жизнь не наскоком, не снаружи, а в полном смысле изнутри.

Удивительно, что при чтении не было ощущения, что передо мной Камчатка, увиденная иностранкой. Даже хотелось, чтобы побольше было сравнений с «цивилизацией», коей являлась Швеция по отношению к России, тем более к её окраине; чтобы сравнения не ограничивались мерами длины да деньгами. Тогда бы, возможно, можно было бы как-то «вычислить» что-либо об авторе книги.

Но то, что Эстер Бленда Нордстрем написала о селе Ключи и о его жителях, вызывает абсолютное доверие. Потому что писать вот так — остроумно, тонко, образно, энергично, оптимистично и бог знает как ещё замечательно — может только очень искренний и добрый человек.

Кому попадётся книга Эстер Бленды Нордстрем «Деревня в тени вулкана» (Петропавловск-Камчатский, 2000), обязательно прочитайте. Во-первых, вы узнаете о Камчатке далёких лет то, чего нет ни в каких путевых заметках, дневниках, записках исследователей, членов научных экспедиций или заезжих корреспондентов. А во-вторых, вы получите истинное удовольствие просто от чтения. Такой текст невозможно испортить даже не очень удачным переводом.

Комментарии

 Напишите комментарий
  1. Дмитрий

    С уважением к Вам, Раиса Аркадьевна, спешу передать Вам свою благодарность!
    Искал и вдруг наткнулся на статью, да ещё какую!

    Всё дело в том, что книга "Деревня в тени вулкана" меня настолько захватила, не передать словами! Давно я её читал, кто давал, не помню, забыл и название, но всё время вспоминал прочитанное. И вот Интернет, где робко захотел что-нибудь узнать об этой книге, — Ваша статья и Ваши впечатления! Как радостно, что Вы пережили те же чувства восторга от этой книги!

    Прошу прощения, зовут меня Банаканов Дмитрий, живу я в Эссо, Ваш сайт посетил впервые.
    Если есть время, с удовольствием отвечу на Ваши вопросы.

    • Уважаемый Дмитрий! Мне особенно приятно, что на мой сайт пришли Вы — житель Камчатки, да ещё и житель села Эссо, в котором я дважды была и которое оставило очень хорошие воспоминания! Рада, что наши с Вами впечатления от книги Эстер Бленды Нордстрем "Деревня в тени вулкана" совпали.

      А читали ли Вы книгу "По дикой Камчатке", написанную в то же время, что и "Деревня в тени вулкана" (1930-е годы), и тоже шведом (Стеном Бергманом) — членом шведской экспедиции на Камчатке 1920–1922 годов? Книга Стена Бергмана не такая бешено эмоциональная, как книга Эстер Бленды Нордстрем, но весьма и весьма интересная!

  2. Дорогая незнакомка!

    Об Эстер Бленде Нурстрём очень подробно и бесподобно интересно, как и о ее несущественном муже, всемирно известном энтомологе Малезе, об их загадочных отношениях, фиктивном браке и проч. написано в прелестной книге Фредерик Шёберг «Ловушка Малеза или о счастье жить в плену необычной страсти, и мухах и причудах судьбы». Книга переведена на русский, как и еще на 20 языков, издана «Астрель».
    Уверен, доставит вам массу приятных минут, ну а уж загадка Бленды…
    Спасибо за ссылку на книгу «Деревня в тени вулкана». Но я просто теряюсь, где её найти в Москве. Не знаете, ее нет в сети?
    С уважением,
    Сергей

    • Большое Вам спасибо, Сергей, за информацию о книге «Ловушка Малеза…». С удовольствием её почитаю. А книги «Деревня в тени вулканов» я в Сети не нашла. Придётся Вам за ней ехать на Камчатку. :)

  3. Замечательно. Большое спасибо. И так хочется прочесть эту книгу. Какая красота, романтика. Но как книга оказалась на Камчатке? Или это произошло уже в 2000 году? А, что, в самих Ключах вообще ничего нет об Эстер Бленды Нордстрем? Неужели, к примеру, тот же поп (служитель церкви) не вёл дневник? Или кто-то из жителей что-то помнит?
    Очень интересно. Спасибо.

    • Благодарю Вас, Рик, за проявленный интерес к этой действительно уникальной книге.

      Как книга шведской путешественницы Эстер Нордстрем «Деревня в тени вулкана» «оказалась на Камчатке»?
      Если Вы спрашиваете об оригинале — о шведском издании, то мне это неизвестно. А русский перевод книги издали непосредственно на Камчатке, в Петропавловске-Камчатском, в 2000 году. В этой переведённой книге написано, что «издание осуществлено по инициативе и при непосредственном участии В. И. Борисова и А. А. Каргопольцева, при финансовой поддержке ОАО “Камчаткомагропромбанк”, ООО “Ключевской леспромхоз” и Общественного фонда изучения Камчатки и развития коренного малочисленного населения полуострова».
      К этому могу добавить, что указанные люди — жители Камчатки: Виктор Иванович Борисов — известный камчатский краевед; об Анатолии Алексеевиче Каргопольцеве знаю, что в 2005 году он был (а является ли сейчас — не могу сказать) директором природного парка «Ключевской». Оба они — патриоты своего края.

      Вёл ли ключевской священнослужитель дневник?
      Наверняка да. В те времена дневники велись многими: среди просвещённых людей это была, можно сказать, традиция.
      Но есть ли упоминание об Эстер Нордстрем в каких-либо опубликованных дневниках, записках, книгах, — это я и сама хотела бы знать!
      А что касается неопубликованных дневников и записок, то тут такое рассуждение. Если бы жители села Ключи имели сведения об Эстер Нордстрем, хотя бы даже устные рассказы старожилов и их предков, то уж Виктор Иванович Борисов обязательно в предисловии к русскому переводу «Деревни в тени вулканов» об этом бы наверняка упомянул. Ведь Виктор Иванович уже много лет занимается сбором воспоминаний старожилов центральной части Камчатки. (В 2001 году он составил и опубликовал книгу «Воспоминания старожилов долины реки Камчатки. Век двадцатый».)

  4. Спасибо, Withlike!
    Прочитать книгу Э. Нордстрем «Деревня в тени вулкана», конечно, проблематично: в Интернете её нет, а «бумажный» тираж мал: всего 1000 экземпляров. А хотелось бы, чтобы её прочитали все, кто любит Камчатку, интересуется её прошлым.

  5. Вкусно вы написали… Книгу после этого и читать не хочется, чтобы не испортить впечатления.

Напишите комментарий

Ваш email не будет опубликован.



Город Петропавловск-Камчатский в фотографиях