О повести А. И. Приставкина «Ночевала тучка золотая»

Некоторые книги время от времени перечитываю. Но есть два произведения, которые я перечитала не просто через какое-то время, а тут же, без перерыва. Как дошла до последней страницы — немедленно вернулась на первую и перечитала всё вновь, от слова до слова, на одном дыхании.

Одно из таких произведений — повесть «Ночевала тучка золотая» Анатолия Игнатьевича Приставкина.

Не над многими книгами и рыдала. Тем более читая повторно: чего уж слёзы лить, коль всё уже известно.

Но перечитывая повесть А. И. Приставкина «Ночевала тучка золотая» (уже внимательно и обстоятельно, так как первое чтение было скорее судорожным глотанием сюжета), с тем же комом в горле подкралась к этому месту:

«Колька сделал ещё несколько неуверенных шагов и остановился.

Ему вдруг стало холодно и больно, не хватило дыхания. Всё оцепенело в нём, до самых кончиков рук и ног. Он даже не смог стоять, а опустился на траву, не сводя с Сашки расширенных от ужаса глаз».

История двух одиннадцатилетних близнецов, вывезенных в 1944 году вместе с другими воспитанниками подмосковных детских домов на Кавказ — «в рай», как им говорили, — потрясла меня 20 лет назад, когда повесть только вышла. Потрясла вся, от начала до конца. Именно она и вспомнилась, когда узнала о смерти её автора. Вспомнился и сам А. И. Приставкин, дававший интервью тележурналисту года два назад. Лицо такое простое, крестьянское; клетчатая рубашка.

Сколько же пережил этот человек в детстве! Всё, что он написал в повести «Ночевала тучка золотая» о братьях Кузьминых (Кузьмёнышах), — это и о нём. Сначала я не могла понять, почему посреди повествования, ведущегося от третьего лица, вдруг прорывается — «я», «мы»:

«Отчего же в тот момент, я помню, точно помню, так сильно болело у меня, да, наверное, не только у меня, внутри?

Может быть, от ужасной догадки, что не ждёт нас на новом месте никакое счастье. Впрочем, мы и не знали, что это такое. Мы просто хотели жить».

Глупо подумала: редактор просмотрел.

Но потом это «мы» повторилось не раз.

До сих пор не знаю, специально автор это сделал или же, охваченный волной воспоминаний, невольно переходил на повествование от первого лица. Но точно знаю, что если бы сама была редактором такой повести, то не посмела бы даже заикнуться автору о его «ошибке»!

С первых же строк повести удивилась тому, что А. И. Приставкин и через десятки лет помнит всё до мелочей: присказки, словечки, дразнилки, песенки детдомовские, блатные. Повесть буквально пронизана этим «фольклором» военного времени, он не иссякает до конца книги.

Потом, по ходу чтения, всё время поражалась изобретательности беспризорных детей (даже ещё не подростков!), которые в этом непонятном мире воюющих между собою взрослых остались один на один с голодом и вынуждены собственными силёнками и собственным умишком добывать еду, чтобы не умереть.

Но мало ли таких книг о беспризорном детстве?

Наверно, немало, однако такой, какую написал А. И. Приставкин, по-моему, нет.

Потому что в ней есть то, что меня особенно поразило и чему я не нахожу аналогий в современной жизни. Это взаимоотношения братьев: их самоотверженная забота друг о друге, сострадание, нежность… Два пацанчика, два человечка живут — каждый для другого!

Возможно ли представить себе то безумное горе, когда один из братьев, Колька, остаётся на свете один-одинёшенек?

А. И. Приставкин написал так, что это не только представляешь, но и словно испытываешь на себе. Потому и слёзы всякий раз, когда вместе с Колькой обнаруживаю казнённого Сашку…

Повесть А. И. Приставкина «Ночевала тучка золотая» — о страшных последствиях сталинской депортации жителей Чечено-Ингушетии в чужие земли — в Сибирь, Казахстан.

Действие происходит в деревушке под «Кавказскими водами». Она совсем недавно была чеченской, а теперь, после того как из неё выселили чеченцев и в опустевшие дома переселили русских, украинцев (да тоже, собственно, депортированных из родных мест как «враги народа»), называют станицей Берёзовской. Сашку Кузьмина — одного из близнецов — убивают чеченцы, которым удалось избежать сибирской ссылки и скрыться в горах. Эти люди мстят тем, кто нынче занял их дома и возделывает их землю.

Эта больная тема — трагедия депортированных народов — вибрирует в книге А. И. Приставкина особым звуком. В Колькином сердце место убиенного Сашки занял чеченский мальчик. Это ещё одна удивительная история! Взрослые воюют между собою — дети братаются!

Нет, книгу «Ночевала тучка золотая» надо просто читать. Её не перескажешь.

Комментарии 15 комментариев

  • Я первый раз так рыдала. Не могу выразить словами, что творится на душе! Бедные люди! Дети! Мне жалко абсолютно всех, но больше всех, конечно, детей! Сколько им пришлось пережить! Когда об этом думаю, всегда наши трудности кажутся ничтожными! Какое счастье, что мы живём в наше время!

  • Когда много лет назад первый раз читала «Тучку», то финал повести был другой. Там Алхузура ночью снимают с поезда. И последними словами автора были мысли и желания, мечты о встрече с названным братом, как будто эта история о нём самом, он тот Колька, потерявший одного брата и нашедший другого, но по вине «правильных» националистов взрослых расстался с ним и надеется, что когда-нибудь снова его встретит. Почему-то сейчас финал другой, может быть, для смягчения восприятия, или я что-то путаю?!

  • Книга произвела на меня неизгладимое впечатление. Мне было 14, когда я ее прочитала, и тогда рыдала только над концом, а перечитывая лет через 10, — уже и сначала, осмысливая весь ужас голодного беспризорного детства. Сейчас моим мальчишкам-близнецам 13, вместе читаем эту книжку (вот уж не знала, что у меня близнецы будут, точно книга сильное впечатление произвела).

  • Впервые прочитал повесть в 1999 году, еще школьником. До сих пор один-два раза в год перечитываю: всякий раз о новых вещах задумываться заставляет.
    В детстве раза два смотрел фильм, но фильм меня особо не впечатлил: книга и живей, и глубокомысленней, и реалистичней.
    Признаюсь, до сих пор каждое прочтение как мини-потрясение. Особенно, на мой взгляд, драматичен тот факт, что люди, страшно пострадавшие от произвола сталинской политики (чеченцы), в крайнем озлоблении убивают ребенка, не догадываясь, что тот со своим изувеченным детством по сути такая же жертва советской системы.
    Хотя А. Приставкин в своем интервью рассказывал, что в 1980-е годы жители того же самого района возили его по разным селам, где везде сажали за праздничный стол и дарили дорогие подарки за это произведение.
    Честно же сказать, в повести больше всего жаль чеченцев и детей, которых ради амбиций высших партийных чинов просто забросили в «горячую точку», чтобы кем-то занять землю. В какой-то мере жалко военных, которые тоже ничего особо не знали, им было сказано: «Там предатели Родины», — они и пошли воевать. Но совсем не жалко колхозников, которые ради собственного брюха готовы были разорвать другого такого же бедолагу, которые торжествовали, раскрыв кражу (совершенную детдомовцами от крайней нужды и голода) на заводе, зато прятались по подворотням, едва заметив абрека с ружьем.

    • Спасибо, Закир. Согласна с Вами: чтение книги «Ночевала тучка золотая» и перечитывание её — мини-потрясение. Это Вы точно заметили!

  • Вы очень грамотно пишете, приятно читать, спасибо.

  • Никогда в жизни не была националисткой, жила в Калмыкии много лет и хотя вставал неоднократно острый вопрос, добро же всегда в душе побеждало, рядом же и Чечня. И не было никогда неприязни. Но после прочтения «Ночевала тучка золотая» с ужасом подумала, что никогда Сашку не смогу им простить. Такая боль в душе. Ведь книга написана по реальным событиям. Не знаю как это возможно было вообще пережить. Но в то же время мучительный вопрос родился в душе. Правда ли Колька становится кровным братом мальчику чеченцу.Или писатель вводит новый персонаж для того, чтобы показать, что дети не виноваты в жестокости своих отцов, для того чтобы не вызвать ненависти в нас, читателях,чтобы дать нам надежду на мир.
    Очень тяжёлое произведение. И в то же время замечательное. Действительно, это та книга, с которой ты пойдёшь по жизни, извлекая много уроков,и никогда не сможешь забыть. Анатолий Игнатьевич — настоящий писатель и человек с большой буквы, который не может ненавидеть, только добро, любовь и всепрощение в его строках. Его имя будет жить вечно, как и его произведения.

    • Надежда, в своём комментарии Вы написали такой отзыв о книге «Ночевала тучка золотая» и об Анатолии Приставкине, что снова захотелось прочитать повесть. Но нет. Тяжело её читать. Вы правы. А о чеченском «кровном брате» я думаю так… Психика детская сильно пострадала от увиденного казнённым брата — и нужна была ему замена. Чтобы у Кольки вновь и опора была, и в то же время чья-то душа рядом, нуждающаяся в его, Колькиной, заботе и любви. Не знаю, выдуман ли этот персонаж — чеченский мальчик, но я почему-то в него поверила.

  • Не могу читать, кошмары снились полгода после этой книги.

  • С утра отправив ребенка в школу, забросила все дела и дочитывала «Тучку». Сказать, что книга впечатлила, наверное, не выразить действительных эмоций и переживаний. Спасибо Анатолию Игнатьевичу за эту повесть. Она обязательно будет в моей библиотеке навсегда, чтобы знать, чтобы помнить…

    • Да, книга потрясает откровенностью, правдой, болью, с которой написана. Если Ваш ребенок — подросток, то, пожалуй, уже можно дать прочитать и ему…

  • Не так давно перечитал это произведение Анатолия Приставкина, но неизгладимое впечатление книга «Ночевала тучка золотая» произвела, когда я её читал первый раз именно в подростковом возрасте. Ведь сопереживал героям — своим ровесникам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *