В каких целях, какими способами и по каким рецептам использовали растения ительмены в середине XVIII века (Подборка цитат из труда Г.-В. Стеллера «Описание земли Камчатки» и из труда С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки»)

Любознательность здешнего населения и знакомство
с местными растениями и их применением на кухне,
в области медицины и экономики так исключительно велики,
что подобных сведений нельзя было не только предположить
у такого уединенно живущего и дикого народа,
каким местное население было еще до самого последнего времени,
но даже найти в большей полноте у народов самых культурных.
Г.-В. Стеллер. «Описание земли Камчатки» (с. 61)

Содержание

 

Предисловие составителя

Как коренные камчатские жители — ительмены (а вместе с ними в определенной степени и русские казаки) использовали наземные и водные растения еще в середине XVIII века? На этот вопрос можно найти ответы в различных главах труда С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки» и труда Г.-В. Стеллера «Описание земли Камчатки».

В данной работе предпринята попытка выбрать из обоих трудов цитаты с этой любопытнейшей информацией и систематизировать их по видам растений. А в результате получить наглядное представление о давнем опыте камчатских жителей в использовании того, что растет вокруг них — в лесу, горах, тундре и даже в море.

Для составления данной работы использованы следующие издания:

— полный перевод на русский язык труда Г.-В. Стеллера «Описание земли Камчатки» (Петропавловск-Камчатский, 1999), в котором содержится, помимо всех 37 глав труда, также раздел «Комментарии», подготовленный специально к выпуску этого издания. Авторы комментариев к описанным или упомянутым Г.-В. Стеллером растениям — ученые О. А. Чернягина (Петропавловск-Камчатский), А. Г. Остроумов (Петропавловск-Камчатский) и А. Е. Бобров (Москва);

— репринтное воспроизведение в двух томах первого издания (1755) труда С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки (СПб; Петропавловск-Камчатский, 1994).

Цитаты из этих трудов сгруппированы по статьям, каждая из которых посвящена отдельному растению, о котором писали Г.-В. Стеллер и С. П. Крашенинников (или один из них). В заголовки статей вынесены привычные для нашего слуха наименования растений, а подзаголовки содержат:

— наименования растений, приведенные Г.-В. Стеллером: русские, латинские и ительменские — в той мере, в какой они имеются;

— наименования растений, приведенные С. П. Крашенинниковым: русские и ительменские — в той мере, в какой их удалось сопоставить с современными благодаря комментариям к книге Г.-В. Стеллера; латинские же наименования, приведенные С. П. Крашенинниковым, в данную работу не включены (по банальной причине: латынь в репринтном издании, будучи набранной мелким кеглем и помещенной в подстрочные примечания, плохо пропечаталась, поэтому в большинстве случаев не поддавалась прочтению);

— наименования по современной номенклатуре идентифицированных растений, взятые из раздела «Комментарии» книги Г.-В. Стеллера.

Понятно, что те растения, которые, по словам комментаторов, «не удалось идентифицировать», в данную работу не включены.

За основу цитирования взят труд Г.-В. Стеллера.

Цитаты из труда С. П. Крашенинникова приводятся после цитат из труда Г.-В. Стеллера, причем из труда С. П. Крашенинникова выбраны и поставлены в данную работу те цитаты, которые не повторяют стеллеровскую информацию в полном объеме, а дополняют и расширяют ее.

Зачастую одна и та же информация содержится в двух-трех главах труда одного и того же автора, в этом случае в данную работу поставлена, как правило, одна наиболее развернутая цитата, остальные же поставлены, если в них содержатся иные, чем в первой цитате, латинские, русские или ительменские названия растений или же если в них дано хотя бы одно иное применение.

Принцип исключения повторной информации касается и ссылок на комментарии ученых к труду Г.-В. Стеллера. Если же в данной работе к одному и тому же наименованию растения по современной номенклатуре приводятся две ссылки на комментарии к труду Г.-В. Стеллера, это означает, что в этих комментариях идентифицируются разные наименования, данные Г.-В. Стеллером.

Однако если в цитате упоминаются несколько растений с одним и тем же применением, то эта цитата повторена для каждого из упомянутых растений. При таком повторении цитата дается без купюр, но для удобства читателя всякий раз в ней выделяется курсивным начертанием шрифта наименование того растения, в чью статью помещена цитата.

Вообще же говоря, купюр в цитатах сделано относительно мало, и в цитатах, содержащих информацию о роли конкретного растения в ительменском быту, можно встретить другую любопытную информацию, в том числе и комментарии Г.-В. Стеллера по поводу того или иного ительменского блюда или способа лечения.

С. П. Крашенинников и Г.-В. Стеллер часто употребляют в своих трудах местоимение «они» («он», «она»), имея в виду: «туземцы», «камчадалы», «ительмены». Иногда «они» — это «камчатские жители» (и ительмены, и русские казаки). Чтобы не перегружать цитаты примечаниями, расшифровка этих местоимений в данной работе не приводится.

Выделения в цитатах полужирным начертанием шрифта сделаны составителем. Это касается ключевых слов, которые прямо или косвенно указывают на характер использования данного растения, что удобно для читателя при фронтальном просмотре данной работы, а также при поиске или при сравнении.

Цитаты из трудов Г.-В. Стеллера и С. П. Крашенинникова в кавычки не заключены. Текст цитат из труда С. П. Крашенинникова приводится с сохранением орфографии и пунктуации источника.

Библиографические ссылки на источники цитат даны в скобках в конце абзаца; если цитата состоит из нескольких абзацев, то ссылка дается один раз — в конце последнего абзаца. Эти ссылки сокращены:

— на издание труда Г.-В. Стеллера — до фамилии автора и номера страницы. Пример: (Стеллер. — С. 69);

— на издание труда С. П. Крашенинникова — до фамилии автора, номера тома и номера страницы. Пример: (Крашенинников. — Т. 1 — С. 200).

В данной работе приведены ссылки на использованные источники не только для цитат собственно трудов Г.-В. Стеллера и С. П. Крашенинникова, но и для наименований растений по современной номенклатуре. Так как эти наименования приведены только по разделу «Комментарии» книги Г.-В. Стеллера, то ссылки, заключенные в скобки и поставленные после современного наименования растения, не содержат фамилии автора и названия книги, а сокращены до номера страницы и номера комментария. Пример: (С. 261, коммент. 6).

В заключение надо сказать, что за рамками цитирования остались те растения из труда С. П. Крашенинникова, наименования которых или не приведены Г.-В. Стеллером, или сильно отличаются в написании от приведенных им. Поэтому список растений, использовавшихся ительменами середины XVIII века, в данной работе отнюдь не полный. Однако в нем более 50 растений, и этого количества вполне достаточно, чтобы ительменский опыт 300-летней давности по применению растений поразил нас и восхитил.

 

Наземные растения

Любой ительмен имеет здесь то преимущество
перед всяким иным человеком, что он повсюду и в любое время
умеет найти пропитание на родной почве
и что нельзя ему причинить вред или его лечить
никаким ядовитым или лечебным растением,
в его стране водящимся, которого бы он не знал.
Г.-В. Стеллер. «Описание земли Камчатки»(с. 61)

 

Аконит (борец)

По Г.-В. Стеллеру — Napellus, Napello, лютик, згат; по С. П. Крашенинникову — лютик, згат
По современной номенклатуре — борец большой — Aconitum maximum Pall. ex DC., борец Фишера — Aconitum fischeri Reichenb., борец живокостнолистный — Aconitum delphinifolium DC. и борец Ворошилова — Aconitum woroschilovii A. Luferov. (Стеллер Г.-В. Описание земли Камчатки. — Петропавловск-Камч., 1999. — С. 260, коммент. 69; в дальнейшем ссылки на КОММЕНТАРИИ к «Описанию земли Камчатки» Г.-В. Стеллера даются в сокращенном варианте — с проставлением ТОЛЬКО НОМЕРА СТРАНИЦЫ УКАЗАННОГО ИЗДАНИЯ И НОМЕРА КОММЕНТАРИЯ. — Сост.)

Лютик Napellus, на Большой реке называемый «згат», растет по всей Камчатке, и действие его известно всем камчатским жителям, равно как корякам, юкагирам и чукчам. Вырывая его, они нанизывают его свертками на веревки, вывешивают на вольный воздух для просушки, затем толкут его в порошок и смазывают им свои стрелы (здесь и далее в цитатах выделение полужирным мое; выделяется слово или несколько слов, указывающих на объект, цель или способ применения растения. — Сост.). Если такою стрелою ранены животные или люди, раны начинают синеть, а некоторое время спустя вся сторона тела, где находится рана, вздувается, причем по прошествии двух дней от этого гибнут даже крупнейшие киты и морские львы. Раненные таким образом морские животные уже не в силах дольше оставаться в воде и вылезают на сушу, издавая ужасный рев (Стеллер. Описание земли Камчатки. — Петропавловск-Камч., 1994. — С. 70; в дальнейшем ссылки на «ОПИСАНИЕ ЗЕМЛИ КАМЧАТКИ» Г.-В. СТЕЛЛЕРА даются в сокращенном варианте — с проставлением ТОЛЬКО ФАМИЛИИ И НОМЕРА СТРАНИЦЫ указанного издания. — Сост.).

Корнями растений Napello (здесь и далее выделение курсивом мое; выделяется наименование одного растения из ряда перечисленных, а именно того, о котором идет речь в соответствующей статье. — Сост.) и Cicuta aquatica они пользуются также для того, чтобы повредить врагам своим и незаметно избавиться от них (Стеллер. — С. 208).

(Все виды аконита ядовиты. — О. А. Чернягина [С. 260, коммент. 69]).

 

Береза

По Г.-В. Стеллеру — ичуда, ичин; по С. П. Крашенинникову — березник
По современной номенклатуре — береза Эрмана (каменная береза) — Betula ermanii Cham. (С. 256, коммент. 6) и береза повислая — Betula platyphylla (С. 284, коммент. 1)

1. Береза Эрмана (каменная береза)

Береза растет в изобилии у Большой реки («ичуда»), около Нижнего острога («ичин») и по всей Камчатке. <…> Стволы у этой березы очень кривые и покрыты множеством очень крупных наплывов или наростов, называемых в России капом; эти наросты отличаются большой твердостью и огнестойкостью и идут на выделку различной столовой посуды; кора этой березы не столько белого, сколько серого и пепельного цвета, древесина же очень тверда, тяжела и крепка, напоминая в этом отношении кость. По причине своей прочности и трудности обработки этот материал не идет ни на топливо, ни на постройки, а идет исключительно на сооружение саней и нарт (Стеллер. — С. 58–59).

Имея сколько угодно другой пищи, они нарубают себе топором ивовую и березовую кору и жуют ее с икрою (Стеллер. — С. 185).

Квасят же Камчадалы оною коркою [березовой корой] и березовый сок, и от того бывает он кислее и приятнее (Крашенинников С. П. Описание земли Камчатки. — Петропавловск-Камч.; СПБ, 1994. — Т. 1. — С. 191–192; в дальнейшем ссылки на «ОПИСАНИЕ ЗЕМЛИ КАМЧАТКИ» С. П. КРАШЕНИННИКОВА даются в сокращенном варианте — с проставлением ТОЛЬКО ФАМИЛИИ И НОМЕРА СТРАНИЦЫ указанного издания; также обращаю внимание читателя на то, что цитаты С. П. Крашенинникова даются с сохранением орфографии и пунктуации источника. — Сост.).

2. Береза повислая

Имея сколько угодно другой пищи, они нарубают себе топором ивовую и березовую кору и жуют ее с икрою (Стеллер. — С. 185).

 

Боярышник

По Г.-В. Стеллеру — Oxyacantha, боярышник, по Крашенинникову — боярышник
По современной номенклатуре — боярышник зеленомякотный — Crataegus chlorosarca Maxum. (С. 257, коммент. 23)

Боярышник (Oxyacantha) имеет тут красные и черные ягоды и встречается в двух сортах (на Камчатке известен один вид боярышника — боярышник зеленомякотный, с черными плодами. — О. А. Чернягина [С. 257, коммент. 23]). Ительмены едят красные ягоды в сыром виде, черные же — с примесью рыбьего жира, зная по опыту, как сильно эти ягоды крепят желудок и каким вяжущим средством они являются… (Стеллер. — С. 60).

Родится ж на Камчатке черемуха и боярышнику два рода, один с красными, а другой с черными ягодами, которых жители довольно запасают в зиму (Крашенинников. — Т. 1. — С. 192).

 

Брусника

По Г.-В. Стеллеру — брусника; по С. П. Крашенинникову — брусница
По современной номенклатуре — брусника обыкновенная — Rhodococcum vitis-idaea (L.) Avror., растущая в хвойных и смешанных лесах в долине реки Камчатки, и брусника малая — Rhodococcum minor (Lodd.) Avror., обычная на кустарниковых тундрах, болотах, в зарослях кедрового стланика по всему полуострову (С. 258, коммент. 30)

Казаки варят листву [брусники] и пьют отвар вместо чая (Стеллер. — С. 60).

[Ительменки] …собирают полный на зиму запас четырех сортов ягод, а именно: жимолости, брусники, шикши и морошки (Стеллер. — С. 184).

Тюленью шерсть они выкрашивают в красный цвет брусничным соком с некоторой примесью квасцов и каменного масла. Все это варится с ольховою корою, и таким образом получается огненно-красная краска, как от sanguis draconis (драконовой крови) (Стеллер. — С. 185).

При головных болях они повязывают голову компрессом из мороженой брусники и уверяют, что это средство дает быстрое облегчение (Стеллер. — С. 207).

…Морошку, пьяницу, брусницу, клюкву и водяницу запасают с великою ревностью; и когда род им бывает, то нетокмо вместо закусок их ставят, но и вино из них сидят кроме клюквы и водяницы, из которых оно не родится (Крашенинников. — Т. 1. — С. 193).

От цынги пользуются листьем некоторой травы Мышкажун, которое к деснам прикладывают, и пьют декокт бруснишной травы и водяницы (Крашенинников. — Т. 2. — С. 130).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

Вех (цикута)

По Г.-В. Стеллеру — Cicutaria Wepferi, Cicuta aquatica Wescheri, водяной болиголов, омец, кулитам; по С. П. Крашенинникову — омег, цикута
По современной номенклатуре — вех ядовитый — Cicuta virosa L. (С. 261, коммент. 81)

Растение, называемое на реке Камчатке «кулитам», а русскими — омецом, не что иное, как Cicutaria Wepferi. <…> В случае сильной боли в спине туземцы жарко натапливают юрту, вызывая сильное потение, затем натирают спину корнем и быстро ощущают облегчение, но при этом они весьма остерегаются прикасаться к спинному хребту, ибо подобное прикосновение, по их мнению, быстро вызывает смерть (Стеллер. — С. 69–70).

При боли в спине они заставляют натереть себе спину перед огнем ядовитым корнем растения Cicuta aquatica Wescheri (водяной болиголов) так, что нетронутым остается один только позвоночник. Это средство приводит к судорогам. Ительмены уверяют, что такое лечение вызывает немедленно уменьшение болей… (Стеллер. — С. 208).

Корнями растений Napello и Cicuta aquatica они пользуются также для того, чтобы повредить врагам своим и незаметно избавиться от них (Стеллер. — С. 208).

 

Восковник

По Г.-В. Стеллеру — Gale Tournefortii, Gale septentrionalium, fructus Gale, кайлум; по С. П. Крашенинникову — кайлун
По современной номенклатуре — восковник пушистый — Myrica tomentosa (DC) Aschers. et Graebn. (С. 255, коммент. 8)

Другою главною болезнью являются выступающие по всему телу нарывы (первою «главною болезнью» Г.-В. Стеллер называет цингу. — Сост.). <…> В тех случаях, когда холод и сырость вгоняют гнойную материю обратно в кровь, последняя подвергается общей инфекции, отчего, как и при кожных болезнях, обычно возникают воспалительные процессы, против которых камчадалы располагают испытанным средством: они варят траву Gale Tournefortii, известную под названием «кайлум», в отваре из вяленой рыбы и, давая больному это питье, держат его в тепле и совершенно запрещают ему употребление в пищу свежей рыбы (Стеллер. — С. 55).

Растение, именующееся на Большой реке «кайлум», иначе Gale septentrionalium, произрастающее на болотистых лугах, они чрезвычайно любят и варят его с рыбою. Если у них обнаруживаются нарывы или материя отступает обратно в кровь, они при помощи отвара из этого растения и сушеной рыбы вновь выгоняют ее наружу и заставляют нарывы вскрываться. Они также убеждены, что оно способствует потению и удаляет из тела все ядовитое (Стеллер. — С. 66–67).

При зубной боли они кладут на зуб жир морского льва или полощут рот отваром из fructus Gale, называемого по-ительменски «кайлум» (Стеллер. — С. 207).

К лекарственным травам принадлежат нижеследующия: Кайлун трава, которая ростет на болотных местах около Большей реки. Жители декокт сей травы употребляют от чирьев, чтоб разгнаивались скоряе. По мнению Камчатскому производит она ипот, и выгоняет из нутри все ядовитое (Крашенинников. — Т. 1. — С. 208).

 

Дудник

По Г.-В. Стеллеру — Thapsiae Kamtschaticae, кутахшу; по С. П. Крашенинникову — кутахжу
По современной номенклатуре — дудник коленчатосогнутый — Angelica genuflexa Nutt. ex Torr. et Gray (С. 259, коммент. 52)

Знаменитое растение, именующееся по-ительменски «кутахшу»… обладает сладким душистым вкусом и приятным запахом. Туземцы едят как его корни, так и цветочные стебли в сыром виде, равно как вареными вместе с рыбою, считая эту пищу полезною для здоровья. Оно же служит им пластырем и повязкою при всех нарывах и кровоподтеках, полученных от падения или удара. Вследствие мягчительных и согревательных свойств оно, в последних случаях, оказывается чрезвычайно полезным. При тошноте первое, что делают, это пьют отвар из кутахшу и пользуются припарками из этого растения (Стеллер. — С. 66).

Для уничтожения беременности ительменки пьют Decoctum Thapsiae Kamtschaticae — кутахшу… (Стеллер. — С. 200).

Отвар растения кутахшу мужчины пьют против цинги и ломоты, женщины же — для предупреждения беременности. Самое растение они вымазывают рыбьим жиром, затем греют его на огне и при ломоте кладут на больные места; этим же средством они удаляют синяки от удара, ушиба или толчка (Стеллер. — С. 208).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

Желтушник

По Стеллеру — желтушник
По современной номенклатуре — желтушник левкойный — Erysimum cheiranthoides L. (С. 285, коммент. 1)

После родов родильницы едят уху с сушеными листьями желтушника, а несколько дней спустя опять принимаются за свою юколу и тотчас же приступают к обычной работе (Стеллер. — С. 201).

 

Жимолость

По Г.-В. Стеллеру — жимолость, алтахт, маечигам; по С. П. Крашенинникову — жимолость
По современной номенклатуре — жимолость голубая — Lonicera caerulea L. (С. 257, коммент. 16)

Из кустарников наиболее полезна жимолость, именуемая в Нижнем остроге «алтахт», а на Большой реке — «маечигам»; ягоды ее достигают величины темных вишен, очень сладки и приятны на вкус, тогда как в России их из-за терпкости нельзя взять в рот. Кроме того, что водка настаивается как на простой, так и на сладкой траве, именуемой «кач», водка также ферментируется этими ягодами, вследствие чего она становится крепче и гуще. Хлебное вино настаивается также на коре жимолости и получает от этого больше крепости, хмеля и вкуса, что я сам испробовал и могу подтвердить (Стеллер. — С. 59).

Жимолостныя черныя ягоды в великом употреблении: ибо оныя нетокмо весьма приятны, но и удобны к заквашиванию травяной браги, из которой вино сидится. Корка его к перегону хлебнаго вина в водку весьма угодна: ибо водка бывает от оной сильнее и проницательнее (Крашенинников. — Т. 1. — С. 193).

[Ительменки] …собирают полный на зиму запас четырех сортов ягод, а именно: жимолости, брусники, шикши и морошки (Стеллер. — С. 184).

 

Змеевик

По Г.-В. Стеллеру — Bistorta alpina minor, Bistortae, макаршиные коренья, иикум, сикуи, чагич; по С. П. Крашенинникову — макаршино коренье, иикум, сикуй
По современной номенклатуре — змеевик живородящий — Bistorta vivipara (L.) S. F. Gray (С. 259, коммент. 57; С. 282, коммент. 2)

«Иикум» или «сикуи», по-тунгусски — «чагич», а по-русски — макаршиные коренья — так именуется растение Bistorta alpina minor. <…> Вследствие своих крепящих свойств корни его никем в Европе не употребляются в пищу, в медицине же они применяются как крепительное при поносах и дизентерии. Растение это на Камчатке, однако, обладает крепящими свойствами в весьма малой мере, отличается сочностью и напоминает вкусом лесные орехи; едят его как в сыром виде, так и в толкуше, или селаге (Стеллер. — С. 67).

Против той же болезни [поноса] они едят radices Ulmaria Kamtschatica, корни камчатского вязовика, и radices Bistortae (Стеллер. — С. 207).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

Ива

По Г.-В Стеллеру — ива, чом, чачэм; по С. П. Крашенинникову — ивняк
По современной номенклатуре — ива удская — Salix udensis Trautv. et Mey. (С. 257, коммент. 9)

Ива и ольха идут исключительно на топливо и на постройку балаганов. <…> В голодное время довольно часто на Камчатке население бросается в ивовые леса и сдирает кору с деревьев на больших пространствах. Эту кору жители и других мест часто едят вообще вместо хлеба (Стеллер. — С. 59).

Имея сколько угодно другой пищи, они нарубают себе топором ивовую и березовую кору и жуют ее с икрою (Стеллер. — С. 185).

 

Иван-чай (кипрей)

По Г.-В. Стеллеру — Chamaerium speciosum, chamnaerio specioso, красный ивняк, кипрей, ительменский чай, алькута, алькусит; по С. П. Крашенинникову — кипрей
По современной номенклатуре — иван-чай узколистный — Chamerion angustifolium (L.) Holub. (С. 259, коммент. 41)

…На Камчатке, как и во всей Европе и Азии, встречается Chamaerium speciosum, именующийся по-немецки красным ивняком, по-русски — кипреем, у Большой реки — «алькута», по реке Камчатке — «алькусит». Листву его варят вместе с рыбою или мясом: она представляет собою хорошие овощи. Зеленые листья этого растения заваривают и пьют как чай; когда же листва растения начинает увядать, стебли собирают, очищают при помощи раковин, накладывают друг на друга и подвергают просушке на солнце. В высохшем состоянии эти стебли похожи на черкасский табак. Они представляют собою одно из изысканнейших и приятнейших лакомств на Камчатке, очень сладки и мягчат. Туземцы употребляют их в пищу в сыром виде, подмешивают их ко всевозможным толкушкам, или селагам, варят. Отвар и своим цветом, и вкусом похож на молодое пиво, сусло, имея свойство сильно насыщать пьющих. Если взять на один пуд сладкой травы 6 пудов кипрея, заварить все это кипятком и поставить закисать, то получается очень хороший и крепкий уксус. Ительмены, впрочем, не любят ни соли, ни уксуса, считая их горькими. Этим растением, предварительно несколько прожеванным и смягченным слюною, они лечат пуповины новорожденных младенцев. Это средство известно всему народу (Стеллер. — С. 66).

[Ительменки] …собирают и заготавливают ительменский чай, или кипрей (Стеллер. — С. 183).

Из стеблей или волокон кипрея ительмены на Камчатке изготовляют также большие сети, в которые ловят не только рыбу, но и тюленей, и крупных лавтагов; впрочем, эти сети должны пролежать сутки в воде, раньше чем их пустить в ход, чтобы они стали прочными и не рвались (Стеллер. — С. 183, примеч.).

…Для того чтобы после первых родов снова скорее забеременеть, они поедали пуповину младенцев с приправою кипрея… (Стеллер. — С. 200).

Против болезненной сухости в горле они принимают отвар из засушенного кипрея chamnaerio specioso, и применяют с большим успехом, потому что этот отвар отличается слизистостью, как Ala cerevisiae. Этот декокт ительмены пьют также при родовых болях, чтобы ускорить роды (Стеллер. — С. 207).

Высушенный кипрей они кладут и на свежий пупок новорожденного, и на разные раны и этим лечат их очень успешно (Стеллер. — С. 207).

Кипрей трава, которая родится во всей Европе и Азии третье место имеет в Камчатской экономии. Ибо они варят с нею рыбу и мясо, и листье свежее вместо чаю употребляют; но главная важность состоит в сердце стеблей его, которое они, расколов стебель на двое, выскабливают раковиной и пластинами сушат на солнце (Крашенинников. — Т. 1. — С. 200).

Сушеной кипрей весьма приятен, и вкусом походит несколько на сушеные огурцы Калмыцкие. Камчадалы употребляют его во всякия толкуши, и ставят сырой вместо закусок. Из варенаго Кипрея бывает такое сладкое и густое сусло, что к деланию квасу лучшаго желать не можно. Родится же из него и уксус весьма крепкой, ежели шесть фунтов сухаго кипрею сварить, в сусло положить пуд сладкой травы, и сквасить обыкновенным образом; да и Камчатское вино бывает выходнее и хлебнее, когда вместо простой воды затирается сладкая трава в кипрейном сусле (Крашенинников. — Т. 1. — С. 200).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

Ирис (касатик)

По Г.-В. Стеллеру — Iridis silvestris fl. coeruleo, лесной голубоцветный ирис
По современной номенклатуре — касатик щетинистый — Iris setosa Pall. ex Link (С. 286, коммент. 4)

Против желтухи у них есть надежное средство: они берут radices Iridis silvestris fl. coeruleo (корешки лесного голубоцветного ириса), очищают их от земли, толкут свежими в кипятке и мешают их деревянной палкой до тех пор, пока они не превратятся в молочного цвета эмульсию. Последнюю они вливают еще теплою в пузырь нерпы, к которому прикреплена трубочка из крыла чайки. Эту трубочку они вводят больному в задний проход и проделывают это по три раза в день; после этого наступает облегчение и потягивание во всех членах тела. Это лечение не лишено разумного основания, как знает всякий, кому известны свойства корня ириса (Стеллер. — С. 208).

 

Калужница

По Г.-В. Стеллеру — Populagine, лебяжий корень, кадаход, итха
По современной номенклатуре — калужница болотная — Caltha palustrus L. (С. 259, коммент. 58)

«Кадаход», «итха» — на Большой реке, по-русски — лебяжий корень представляет собою корень растения Populagine. Его туземцы весною выбирают из ручьев и ключей, кладут в деревянные корыта, заливают водою и варят, опуская в воду раскаленные камни. Я сам ел его вареным с мясом или приправленным уксусом и растительным маслом вместо салата; вкусом он почти одинаков со спаржею. При употреблении в пищу в свежем виде эти корни вызывают воспаление горла (Стеллер. — С. 67).

 

Кедровый стланик

По Г.-В. Стеллеру — мелкий кедровый кустарник, мелкая кедровая поросль, кедровый стланик, стланец; по С. П. Крашенинникову — кедровник, сланец
По современной номенклатуре — сосна приземистая — Pinus pumila (Pall.) Regel. (С. 254, коммент. 1; С. 257, коммент. 13)

В сущности, население полуострова страдает только двумя главными болезнями… Одна из этих болезней — цинга с ее осложнениями (второю «главною болезнью» Г.-В. Стеллер называет нарывы. — Сост.). Против нее употребляют отвар из игл мелкого кедрового кустарника, так называемого «стланца»; средство это приносит большую пользу, и действенность его очевидна… (Стеллер. — С. 55).

Корою кедрового стланца они перевязывают всевозможные резаные раны; это же средство якобы способствует нагноению и выделению вместе с гноем обломков стрел (Стеллер. — С. 206).

При всевозможных желудочных заболеваниях они основательно вываривают в кипятке хвою и кору кедрового стланца и кладут их затем горячими на живот, а также пьют отвар из них; особенно хвалят они это снадобье как противоцинготное средство (Стеллер. — С. 207).

Если кедровые орехи родятся в изобилии, они составляют добрую часть пищи, потому что ительмены едят их вместе с кожурою (Стеллер. — С. 59).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

Клейтония

По Г.-В. Стеллеру и по С. П. Крашенинникову — кемчига (название, данное казаками, не ительменское. — О. А. Чернягина [С. 260, коммент. 62])
По современной номенклатуре — клейтония клубневая — Claytonia tuberosa Pall. ex Schult. (С. 260, коммент. 62)

См. «Сарана и другие луковичные«.

 

Клюква

По Г.-В. Стеллеру — Oxicoccus, русская клюква; по С. П. Крашенинникову — клюква
По современной номенклатуре — клюква болотная — Oxycoccus palustris Pers. и клюква мелкоплодная — Oxycoccus microcarpus Turcz. ex Rupr. (С. 258, коммент. 35)

Морошку, пьяницу, брусницу, клюкву и водяницу запасают с великою ревностью (Крашенинников. — Т. 1. — С. 193).

 

Колосняк

По Г.-В. Стеллеру — трава, похожая на рожь; по С. П. Крашенинникову — трава, пшенице подобная
По современной номенклатуре — колосняк мягкий — Leymus mollis (Trin.) Hara (С. 258, коммент. 38)

У моря растет высокая трава, как по стеблю, так и по верхушке своей похожая на рожь. Из этой травы туземцы плетут всевозможного рода циновки. В праздники или при посещении чужих и проезжих людей они стелют их на пол, чтобы можно было на них сидеть, а также кладут на кровати; такими же точно циновками целиком обвешаны все стены их жилищ. Некоторые вплетают в эту траву китовый ус, выделывая таким образом разные на них изображения и фигуры, и приходится только изумляться столь искусной работе из столь плохого материала и хвалить ее красоту и полезность. Из той же травы они плетут очень красивые и полезные дождевики: внутри эти дождевики гладкие, снаружи же — шероховатые и украшены по краям оборкою или каймою из плетеной соломы. Эти плащи они летом, в дождливое время, всегда носят на себе, и нечего опасаться, что дождь проникнет сквозь них.

Еще изящнее и красивее плетение из той же самой соломы. Женщины плетут из нее корзиночки и коробочки для своих украшений и для предметов домашнего обихода и обычно держат в них свои инструменты для шитья и все необходимое для портняжничества, а также разную весьма ценимую ими мелочь. На первый взгляд, никто не подумает, чтобы эти изделия были изготовлены не из камыша. Иные вплетают сюда, в виде разных фигур, китовый ус, равно как выкрашенную в огненно-красный цвет тюленью шерсть, что считается здесь очень красивым.

Из той же соломы, но когда она еще зелена, они с меньшим старанием изготовляют разного рода мешки и кошелки — «кулоке», в которых хранят свои запасы рыбы, сладкой травы, кипрея или специально приготовленного ивняка, а также которые пересылают с места на место. Равным образом из нее же они делают всевозможные маты и рогожи, которые они всегда носят при себе, чтобы в случае необходимости немедленно зимою или осенью соорудить из них шалаш, где могут укрыться они сами и спрятать свое имущество.

Всякою длинною соломою туземцы вообще кроют как свои летние и зимние жилища, так и балаганы, или амбары… (Стеллер. — С. 62).

Из сей же травы плетут они епанчи во всем подобныя нашим старинным буркам: ибо оныя с исподи гладки, а сверху мохнаты, чтоб по мохрам оным дожжю катится можно было (Крашенинников. — Т. 1. — С. 206).

 

Крапива

По Г.-В. Стеллеру — крапива; по С. П. Крашенинникову — кропива
По современной номенклатуре — крапива плосколистная — Urtica platyphylla Wedd. (С. 259, коммент. 45)

Крапиву они вырывают из земли в августе и сентябре, вяжут ее в пучки и высушивают их под своими балаганами на воздухе; затем, по окончании всякой рыбной ловли и прекращении сбора ягод и трав, они зимою принимаются за эти пучки. Они разрезают стебли вдоль ножами и очень проворно собственными зубами очищают их от верхнего слоя, снимая волокна; последние они трясут и, собрав их в пучки, колотят по ним палкою. После этого, постоянно смачивая ладони слюною, они сучат их руками или, вернее, скручивают их в длинные нитки, которые сматывают; тонкими нитками они пользуются для шитья, а скрученными из двух или более частей — для изготовления разного рода рыбачьих сетей. <…> …Они не вымачивают и затем повторно не сушат крапиву, не кипятят ниток и тем не придают волокну гибкости… (Стеллер. — С. 63).

[Ительменки] …надергивают крапиву, сушат и разматывают ее, а затем с большим трудом прядут из нее пряжу. Их прядение вполне совпадает со способом изготовления сапожной дратвы (Стеллер. — С. 183).

Когда младенец рождался… перевязывали пупок пряжею из крапивы (Стеллер. — С. 200).

 

Крестовник

По Г.-В. Стеллеру — Jacobaea cannabis folio flore Inteo, учишаул, учухзу; по С. П. Крашенинникову — учихчу
По современной номенклатуре — крестовник коноплеволистный — Senecio cannabifolius Less. (С. 259, коммент. 55)

«Учишаул» на Большой реке, или иначе «учухзу», упоминается в моих «Заметках» под названием Jacobaea cannabis folio flore Inteo; стебли (Turiones) и корни этого растения туземцы едят весною в сыром виде, листья же его сушат и варят с рыбою, воображая, что такой суп вкусом напоминает тюлений жир, считающийся у них большим лакомством (Стеллер. — С. 66).

Учихчу есть трава, у которой листье как у коноплей, а цвет как у ноготков токмо гораздо меньше. Листье сей травы сушеное и вареное с рыбою придает похлебке такой вкус, буттоб в ней мясо каменнаго барана варено было (Крашенинников. — Т. 1. — С. 204).

 

Кукушкин лен

По Г.-В. Стеллеру — Adianthum aureum
По современной номенклатуре — кукушкин лен обыкновенный — Polytrichum commune (сем. Polytrichaceae) (С. 259, коммент. 44)

Из стеблей растения Adianthum aureum туземцы изготовляют фитили для своих каменных ламп, наполненных ворванью, тюленьим или рыбьим жиром; таким способом они в ночное время освещают свои жилища (Стеллер. — С. 63).

 

Купырь

По Г.-В. Стеллеру — морковник, ашельхут; по С. П. Крашенинникову — морковные пучки
По современной номенклатуре — купырь лесной — Anthriscus sylvestris (L.) Hoffm. (С. 259, коммент. 56)

«Ашельхут» (на обоих языках) является разновидностью myrrhidis и именуется казаками морковником, потому что его цветочные стебли вкусом своим напоминают морковь. Стебли этого растения собирают в июне, квасят их подобно капусте, и отвар служит питьем вместо кваса; сами же стебли заменяют капусту или овощную приправу (Стеллер. — С. 67).

В большом употреблении квашеное листье ея на подобие капусты, из которой росол пьют вместо квасу (Крашенинников. — Т. 1. — С. 203).

 

Курильский чай

По Г.-В. Стеллеру — Pentaphyllois fruticosa elatiori minus hirsuta, курильский чай; по С. П. Крашенинникову — курильский чай
По современной номенклатуре — курильский чай кустарниковый — Pentaphylloides fruticosa (L.) O. Schwarz. (С. 259, коммент. 51)

Таким же образом [как шиповник] они используют и листья растения Pentaphyllois fruticosa elatiori minus hirsuta, особенно на Курильских островах и на мысе Лопатка, отчего это растение называется также курильским чаем; по причине его вяжущих свойств оно очень ценится при поносах и коликах от простуды (Стеллер. — C. 66).

Pentaphylloidis fruticori hirsuti folia — собираемые под названием «курильский чай» листья, служащие повсеместным напитком, применяются с хорошим успехом при рези в желудке и болях от простуды (Стеллер. — С. 206).

 

Куропаточья трава

По Г.-В. Стеллеру — Drymopogon, чацбан, чахбан; по С. П. Крашенинникову — чагбан, чахбон
По современной номенклатуре — куропаточья трава точечная — Dryas punctata Juz. (С. 260, коммент. 73)

«Чацбан» — так именуется около Большой реки Drymopogon, очень распространенное по всей Камчатке растение; отвар из него туземцы пьют при опухании и болях в ногах (Стеллер. — С. 69).

Декокт из растения Drymopogon, по-туземному — «чахбан», они пьют против опухолей, а также против боли в ногах, от цинги (Стеллер. — С. 208).

 

Лилия (саранка)

По Г.-В. Стеллеру — сарана-овсянка, тамук; по С. П. Крашенинникову — овсянка
По современной номенклатуре — лилия слабая — Lilium debile Kittliz. (С. 260, коммент. 64)

См. «Сарана и другие луковичные«.

 

Мертензия

По Г.-В. Стеллеру — Cerinthe
По современной номенклатуре — мертензия приморская — Mertensia maritima (L.) S. F. Gray. (С. 260, коммент. 77)

Корни растения Cerinthe, повсюду встречаемого на морских побережьях, употребляются камчадалами в пищу в сыром виде. При этом, по наблюдениям туземцев, выходит, что корни его вызывают появление вшей (Стеллер. — С. 69).

 

Можжевельник

По Г.-В. Стеллеру — можжевельник, каакар, кунелетан
По современной номенклатуре — можжевельник сибирский — Juniperus sibirica Burgsd. (С. 257, коммент. 21)

Можжевельник также вырастает в стране и называется у Большой реки «каакар», а на реке Камчатке — «кунелетан». Ягоды его туземцы употребляют в пищу (заменяя им перец). Можжевельником они, при прибытии русских в острог, обычно окуривают свои жилища (Стеллер. — С. 60).

(Вплоть до наших дней местные жители используют можжевельник для устранения рыбного духа из бочек, в которых солили рыбу, если хотят солить-квасить капусту. Для этого длительное время бочки вымачивают, а затем жгут охапки можжевельника и накрывают их слегка подсушенными бочками. Такое неоднократное прожигание-окуривание способствует полному удалению из бочек специфического рыбного запаха. — А. Г. Остроумов [Стеллер. — С. 257, коммент. 22]).

 

Морошка

По Г.-В. Стеллеру — желтая морошка, ессельтаеч, сюч, сют, сюэ; по С. П. Крашенинникову — морошка
По современной номенклатуре — морошка обыкновенная — Rubus chamaemorus L. (С. 255, коммент. 5)

Наиболее известною, чаще всего встречающейся и наиболее полезною ягодою является желтая морошка, по-нижнешандальски — «ессельтаеч» (на большерецком языке — «сюч» и «сют», а также «сюэ»); ее собирают целыми бочками и изготовляют из нее напиток, который подают при всякой еде и применяют при изготовлении разного рода печенья. Раньше, до того как стала известна польза сладкой травы, из морошки гнали водку, на вкус очень хорошую и своим беловатым видом напоминавшую фронтиньяк (Стеллер. — С. 60).

[Ительменки] …собирают полный на зиму запас четырех сортов ягод, а именно: жимолости, брусники, шикши и морошки (Стеллер. — С. 184).

…Морошку, пьяницу, брусницу, клюкву и водяницу запасают с великою ревностью; и когда род им бывает, то нетокмо вместо закусок их ставят, но и вино из них сидят кроме клюквы и водяницы, из которых оно не родится (Крашенинников. — Т. 1. — С. 193).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

Мухомор

По Г.-В. Стеллеру — ядовитый мухомор, гхугакоп

Из грибов в большом и особом почете ядовитый мухомор, по-ительменски — «гхугакоп». <…> Туземцы сушат эти грибы, поедают их, не пережевывая, целыми кусками и запивают их значительной порцией холодной воды. Уже через полчаса после этого они впадают в дикое опьянение и им мерещатся самые причудливые вещи (Стеллер. — С. 68).

Иногда употребляют для веселья и мухомор известной оной гриб, которым у нас мух морят. Мочат его в кипрейном сусле, и пьют оное сусло, или и сухие грибы свернув трубкою целиком глотают, которой способ в большем употреблении (Крашенинников. — Т. 2. — С. 108).

 

Ольха

1. По Г.-В. Стеллеру — каскат, скассата
По современной номенклатуре — ольха древовидная — Alnus hirsuta (Spach) Fisch. ex Rupr. и ольха стланиковая — Duschekia fruticosa (С. 257, коммент. 10)

Ольховая кора является настолько сильным красящим веществом, что она дает цвет, нисколько не уступающий прекраснейшему померанцевому и оранжевому (Стеллер. — С. 59).

Ительмены следующим образом обрабатывают тюленьи шкуры: удалив подогреванием изнутри шерсть, они шьют из кожи мешок и выворачивают его наизнанку; сильно вываривают основательное количество ольховой коры (Стеллера можно дополнить. В измельченную и вываренную кору добавляют вареную истолченную печень оленя или снежного барана, также пепел сожженного серого гриба-трутовика со ствола каменной березы. Эти добавки, по уверениям аборигенов, прибавляют прочности изделиям из кожи и стойкости краски. — А. Г. Остроумов [Стеллер. — С. 262, коммент. 9]), после чего весь отвар вместе с мокрою корою вливают в этот мешок, который зашивают и бросают в какой-нибудь угол юрты. В часы досуга они один за другим берут эти мешки, кладут их на полено и начинают колотить по ним деревянною дубиною, затем снова швыряют их наземь. Так поступают до тех пор, пока краска коры не просочится сквозь всю кожу. После этого они вспарывают швы, развешивают кожи в растянутом виде на воздухе и таким образом просушивают их; затем они мнут и трут их руками для придания им необходимой гибкости. Из этой кожи они выделывают обувь или же режут ее на ремни для обмотки своих саней (Стеллер. — С. 78–79).

2. По Г.-В. Стеллеру — низкорослые каменные дубы
По современной номенклатуре — ольха волосистая — Alnus hirsuta (Spach) Fisch. ex Rupr. (С. 254, коммент. 2)

…Средством против цинги, действующим еще сильнее (чем отвар из игл кедрового стланика. — Сост.), являются почки низкорослых каменных дубов; в виде отвара они распространяют очень приятный запах, так как содержат в себе весьма благовонную смолу… (Стеллер. — С. 55).

(В современной литературе указания на противоцинготные свойства почек Alnus hirsuta не приводятся. — О. А.Чернягина [Стеллер. — С. 255, коммент. 3]).

 

Осока

По Г.-В. Стеллеру — gramine Cyperoides, выделанная осока — мягкая трава, мятая трава, чича, эхей, йимт; по С. П. Крашенинникову — мятая трава, тоншичь, егей, йимт
По современной номенклатуре — крупные осоки: осока вздутоносая — Carex rhynchophysa C. A. Mey., осока скрытноплодная — Carex cryptocarpa C. A. Mey. и другие. (С. 259, коммент. 42)

Из травы осок (gramine Cyperoides), которая в других местах считается совершенно ни на что не годною, они, расчесывая ее двузубчатым гребнем из кости чайки, изготовляют особый сорт мягкой травы, видом своим похожей на свежевыдернутый лен. Русские называют ее мятой травой или чичею, туземцы же около Большой реки — «эхей», около реки Камчатки — «йимт». Ежегодно, осенью, заготовляются большие запасы этой травы в нижеследующих целях:

1) Для новорожденных это растение, за отсутствием распашонок и пеленок, служит свивальником и помогает держать младенца в чистоте.

2) Когда ребенок подрастает, оно служит чулками; туземцы умеют так ловко обвивать им ноги, что растение, подобно чулку, плотно прилегает к ногам. Этою травою все пользуются во время путешествий, потому что она мягка, держит тепло и удобна.

3) Пока дети пачкаются, на них надевают штаны, сзади снабженные широким клапаном, в который кладут эту траву. Когда ребенок сходил по своей нужде, матери остается только отстегнуть клапан, экскременты выпадают сами собою, ребенку же устраивают новую подкладку из этой травы.

4) …Ительменские девушки… которые желают стать плодовитыми, всегда носят в своих половых органах клочок этой травы, нащипанной в виде корпии; особенно придерживаются они этого во время месячных очищений. <…>

5) Эта трава служит трутом, с помощью которого местные жители раздувают угли или вызывают горение.

6) В прежнее время в большие праздники ею украшали голову как бы венком, особенно в тех случаях, когда устраивалась вечеринка или совершалась пляска.

7) Когда приносят в жертву или закалывают какое-либо животное, оно за предоставляемое им мясо украшается венком из этой травы; это делается для того, чтобы предотвратить гнев убитого животного и его жалобу своим сородичам. Когда туземцы в былое время убивали казаков, они также надевали на их головы венки из этой травы и прикрепляли их, в честь бога Кутки, к дереву. Точно так же поступали они со своими убитыми врагами-соотечественниками (Стеллер. — С. 62–63).

Салфетками и полотенцами им служат старые рыбачьи сети или мягкая трава эхей (Стеллер. — С. 181).

[Ительменки] …собирают gramine Cyperoides и путем расчесывания изготовляют траву эхей, заменяющую им необходимые зимою полотно и чулки (Стеллер. — С. 184).

Во время регул женщины забивают половой орган мягкою травою эхей и из заячьей шкурки сооружают себе пояс, надеваемый между ног, чтобы сохранить в тепле pudenda (половые органы), о чем они чрезвычайно заботятся (Стеллер. — С. 199).

Когда младенец рождался, они обтирали и чистили его мягкою травою эхей, перевязывали пупок пряжею из крапивы, срезали пуповину каменным ножом, а на сам пупок клали особо приготовленный кипрей, предварительно ими прожеванный и смешанный со слюною. Новорожденного младенца клали в мягкую траву эхей и заворачивали его в нее… (Стеллер. — С. 200).

Чулки носят они из сабачьих кож, а называют их чажами, но наибольше обвивают ноги тоншичем, от чего по скаскам их не меньше чажей тепла, а притом сия выгода, что не потеют ноги (Крашенинников. — Т. 2. — С. 47).

 

Офелия

По Г.-В. Стеллеру — glutianae species, Gentianae Kamtschatica, камчатская горечавка
По современной номенклатуре — офелия четырехлепестковая — Ophelia tetrapetala (Pall) Grossch.) (С. 255, коммент. 4)

С большой пользой против цинги применяют также траву, часто растущую на морском побережье и представляющую собою glutianae species (Стеллер. — С. 55).

Decoctum Gentianae Kamtschatica (отвар камчатской горечавки) они пьют против цинги и всяких внутренних недугов (Стеллер. — С. 207).

 

Пальчатокоренник

По Г.-В. Стеллеру — маттэвит; по С. П. Крашенинникову — маттеит
По современной номенклатуре — пальчатокоренник остистый — Dactylorhiza aristata (Fusch. ex Lindl.) (С. 260, коммент. 66)

См. «Сарана и другие луковичные«.

 

Папоротник

По Г.-В. Стеллеру — каменный попорядник, сегэльч; по С. П. Крашенинникову — каменной попоротник, сегельчь
По современной номенклатуре — папоротник щитовник душистый — Dryopteris fragrans (L.) Schott. (С. 286, коммент. 2)

Для усиления легкости дыхания они жуют каменный попорядник, называемый по-ительменски «сегэльч». Они пьют его отвар при кровохаркании, а также в случае падения или ушиба; женщины пьют его во время беременности или для того, чтобы стать плодовитыми, а также для того, чтобы до родов сохранить ребенка в утробе здоровым. Этот же декокт пьют, чтобы получить чистый, звонкий голос. Они жуют листья и мажут затем слюною волосы на голове для придания им благоухания (Стеллер. — С. 207).

 

Пучка (борщевик)

По Г.-В. Стеллеру — сладкая трава, кач, кат; стебли цветков — пучки; по С. П. Крашенинникову — сладкая трава
По современной номенклатуре — борщевик шерстистый — Heracleum lanatum Michx. (С. 255, коммент. 9)

На нарывы же они накладывают подвергнутые брожению сладкие травы или же отходы от гонки водки и тем вызывают набухание и размягчение нарыва (Стеллер. — С. 55).

Водка настаивается как на простой, так и на сладкой траве, именуемой «кач»… (Стеллер. — С.  59).

По всей Камчатке в огромном количестве растет трава, именуемая на Большой реке «кат», по-русски — сладкою. Она во всех отношениях может быть сравнима с нашей медвежьей лапою (Sphondylis), называемой по-русски борщевиком, а около реки Камчатки — «аунгч», разновидностью которого она и является.  Местные жители в июле собирают в большом количестве стебли, обрезают их и, очистив от листьев, связывают в пучки. Принеся этот материал к себе домой, они очень проворно очищают раковинами верхний слой стеблей, вывешивают подготовленную траву пучками, носящими название пластин, на солнце и высушивают ее. От влияния обильного и сладкого сока трава уже через несколько дней приобретает белоснежный цвет и напоминает своим внешним видом ленты. В течение шести недель, потребных на изготовление, одна женщина в состоянии заготовить запас ее в 80–100 фунтов. Этою травою пользуются в следующих целях:

1) ее едят маленькие дети, которых таким средством, как у нас сахаром и фруктами, заставляют прекратить плач;

2) при всякой еде: горсть этой травы вымачивается в воде и присоединяется в миске к прочим блюдам; эту сладкую воду едят ложками в числе других блюд;

3) ею пользуются вместо конфет наравне с другими составными камчадальскими блюдами, и тогда она называется по-казацки толкушею, а по-ительменски — «селага»;

4) в былые времена туземцы приносили ее в жертву своим идолам и засовывали ее вместе с другими вещами в пасть пойманных животных; при этом они обращались к обглоданным черепам последних с увещанием впредь их не опасаться, но сообщить о том своим сородичам, чтобы те также дали поймать себя и получить столь чудесное угощение;

5) кое-где, пытаясь гнать водку из различных ягодных растений и даже из гнилой рыбы, добрались до этой травы и заметили, что при гонке она дает очень сильную и быструю ферментацию и легко опьяняет, и начали приготовлять из нее водку в котлах с деревянными крышками и приделанными к ним длинными трубками. Этот напиток, к великой радости казаков, сразу оказался настолько удачным, что уже после первой дистилляции дал настоящую водку — раку, которую до сих пор пьют в таком виде. Немногие дистиллируют ее вторично, отчего она приобретает такую крепость, что ее едва можно пить. Первым изобретателем указанного приема был енисейский казак Черный. Эта водка обладает, между прочим, такими особенностями: она весьма нежна, содержит в себе много кислоты и, следовательно, чрезвычайно вредна для здоровья, очень сгущает кровь, сильно на нее действует и придает ей черный цвет; водкою этой можно пользоваться для травления железа и гравирования на нем. Пьющие эту водку очень быстро хмелеют и, придя в состояние опьянения, становятся безумными и буйными; лица их при этом синеют, тот же, кто выпьет ее хотя бы немного чашек, мучается затем всю ночь самыми странными и несуразными фантазиями и сновидениями… (Стеллер. — С. 64).

Сама водка приготовляется следующим образом: на 2 пуда сладкой травы выливают 4 ведра теплой или тепловатой воды, кладут для брожения в сосуд либо остатки предшествующей дистилляции, отчего напиток получает, впрочем, неприятный запах или привкус, либо ягоды жимолости; от этого настой приобретает очень большую крепость, становится приятнее и дает большое количество водки; или же всю смесь ферментируют окисленной мукою; спустя 24 часа ее подвергают перегонке и получают тогда ведро водки. <…> Остатки перегонки являются самым приятным для коров кормом… (Стеллер. — С. 65).

Высушив это растение, его можно превратить в сахарную пудру, что делается, впрочем, скорее курьеза ради, чем вследствие ожидаемой от того пользы (Стеллер. — С. 65).

Кроме обработанного борщевика, в пищу идут также и сырые стебли цветков, его так называемые «пучки»; они очень сладки. Но если, очищая их от кожицы ртом, не соблюдать осторожности и уколоть волосками кожицы, находящимися там, как у крапивы, губы, то не только последние, но и все лицо начинает сильно пухнуть. Стебли, сваренные с мясом, впрочем, очень вкусны, равно как и молоденькие растения, отнюдь не уступающие по своему вкусу савойской капусте (Стеллер. — С. 65).

…Рядом с блюдом [с вареной рыбой] стоит деревянная миска с намоченною в воде сладкою травою. Эту сладкую воду они хлебают ложками, как русские квас (Стеллер. — С. 186). Сладкая трава в тамошней економии за столь же важную вещь, как сарана почитается: ибо Камчадалы употребляют оную нетокмо в конфекты, в прихлебки и в разныя толкуши, но и во всех суеверных своих церемониях без ней обойтись не могут… (Крашенинников. — Т. 1. — С. 196).

Камчадалы приуготовляют оную [сладкую траву] следующим образом: нарезав стеблей, на которых коренныя листья содержатся (ибо стволье к тому не годно…), оскабливают кожу с них раковиной, и вешают на солнце сперьва по одному, потом связывают их в маленькия так называемыя куклы по десяти стеблей, а из десяти до 15 кукол переплетенных состоит тамошняя пластина. Когда трава провянет, тогда кладут оную в травяные мешки, в которых она по нескольких днях сахарится, тоесть сладкою пылью осыпается, которая выступает может быть из нутри ея. Сия пыль или травяной сахар вкусом солотковат и несколько противен, а стрясается его с пуда сушеной травы не более четверти фунта.

При заготовлении объявленной травы женщины надевают перчатки: ибо сок ея столь ядовит, что тело от него безмерно пухнет; чего ради как Русские, так и Камчадалы, которые весною едят сладкую траву сырую, кусают ея к губам не прижимая (Крашенинников. — Т. 1. — С. 197).

Вино из ней гонится следующим образом: сперва делают приголовок, кладут несколько кукол или пластин травы в теплую воду, заквашивают в небольшем судне жимолостными ягодами или голубелью, и закрыв и завязав посуду крепко, ставят в теплое место, и держат по тех пор, пока приголовок шуметь перестанет: ибо оной в то время, когда киснет, толь сильно гремит, что дрожит и самое судно.

Потом затирают брагу таким же образом как приголовок; воды столько кладут, чтоб трава могла токмо смочиться, и вливают в оную приголовок. Брага поспевает обыкновенно в сутки, а знак, что она укисла, тотже, как о приголовке объявлено.

Квашеную траву вместе с жижею кладут в котлы, и закрывают деревянными крышками, в которые иногда вместо труб вмазываются и ружейныя стволья: головка у раки крепостью подобна водке, отнимается, когда кисла бывает. Ежели сию раку перегнать, то будет прекрепкая водка, которой отъемом и железо протравить можно. <…>

<…>

Трава, которая по выгоне раки в котлах остается или барда, обыкновенно употребляется вместо ягод к заквашиванию приголовка; понеже она довольно кисла. Впрочем которая выметывается вон за излишеством, ту ест рогатый скот с великою жадностью, и от того жиреет.

Естли вино высижено будет из травы, с которой кожа не совсем оскоблена, то от него сердце пребезмерно давит, чего ради такое вино и Давежным называется (Крашенинников. — Т. 1. — С. 198–199).

Сок сладкой травы, которой весною жмется, имеет силу вшенаго зелья, и Камчадалы вшей у себя токмо тем и переводят, намоча им голову и завязав крепко (Крашенинников. — Т. 1. — С. 200).

Казаки прикладывают к чирьям сладкую траву, которая после сидения вина в котлах остается, и ею с добрым успехом разбивают материю и выгоняют (Крашенинников. — Т. 2. — С. 132).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

Рододендрон

По Г.-В. Стеллеру — Chamaerhododendros flore magno sulphureo, пьяная трава, катанагч, кетенано, мискута; по С. П. Крашенинникову — пьяная трава, катанагчь, кетенано, мискута
По современной номенклатуре — рододендрон золотистый — Rhododendron aureum Georgi. (С. 260, коммент. 75)

Chamaerhododendros flore magno sulphureo, или пьяная трава, именующаяся у Большой реки «катанагч», на Камчатке по силе своей значительно уступает той, которая растет в других местах Сибири. Камчадалы пьют ее отвар при сифилисе, с плохими, впрочем, результатами, так как у них нет ни средств, ни умения лечить эту болезнь (Стеллер. — С. 69).

Decoctum Chamaerhododendro flore sulphureo specioso, называемый ими «кетенано» или «мискута», они пьют при венерических болезнях (morbis venereis), хотя и с малым успехом (Стеллер. — С. 207).

 

Рябина

По Г.-В. Стеллеру — Sorbus humilis, пицад
По современной номенклатуре — рябина бузинолистная — Sorbus sambucifolia Cham. et Schlecht. (С. 257, коммент. 20)

Рябина (Sorbus humilis)… называется у ительменов «пицад» и должна быть причислена к заготовляемым камчадалами впрок припасам, заменяющим конфеты (Стеллер. — С. 59–60).

 

Сарана и другие луковичные

1. По Г.-В. Стеллеру — Lilium reflexum, луковицы турецких пучковых лилий, круглая сарана, аугч; по С. П. Крашенинникову — круглая сарана
По современной номенклатуре — рябчик камчатский (сарана-кругляшка) — Fritillaria camschatcensis (L.) Ker-Gawl. (С. 259, коммент. 61; С. 260, коммент. 63)

2. По Г.-В. Стеллеру и по С. П. Крашенинникову — кемчига (название, данное казаками, не ительменское. — О. А. Чернягина [С. 260, коммент. 62])
По современной номенклатуре — клейтония клубневая — Claytonia tuberosa Pall. ex Schult. (С. 260, коммент. 62)

3. По Г.-В. Стеллеру — сарана-овсянка, тамук; по С. П. Крашенинникову — овсянка
По современной номенклатуре — лилия слабая — Lilium debile Kittliz. (С. 260, коммент. 64)

4. По Г.-В. Стеллеру — титхпу; по С. П. Крашенинникову — титихпу
По современной номенклатуре — хохлатка сомнительная — Corydalis ambigua Cham. et Schlecht. (С. 260, коммент. 65)

5. По Г.-В. Стеллеру — маттэвит; по С. П. Крашенинникову — маттеит
По современной номенклатуре — пальчатокоренник остистый — Dactylorhiza aristata (Fusch. ex Lindl.) (С. 260, коммент. 66)

«Сарана» — по-татарски, «аугч» — по-ительменски — частью луковицы турецких пучковых лилий, именуемых Lilium reflexum, частью луковицы других луковичных растений. На Камчатке из них известны, собственно, пять сортов:

1) «кемчига» растет по Тигилю и около Хариузовки, похожа на крупный сладкий горошек и в вареном виде почти схожа с ним по вкусу;

2) «аугч» или круглою сараною называют луковицы растения Lilio reflexo flore atro purpureo…

3) сарана-овсянка, по-ительменски «тамук»…

4) «титхпу» растет на реке Быстрой…

5) «маттэвит» — так называются как красные, так и белые луковицы Bulbi satyrii.

Все эти луковицы в большой цене у камчатского населения; их употребляют в пищу как в сыром виде, так и сваренными с рыбою. Туземцы делают из них пироги или пирожки, пюре, по-русски называемое саламатом; поджаривают их на рыбьем жиру. Они ежегодно делают значительные их запасы, которые сушат на солнце (Стеллер. — С. 67–68).

[Ительменки] …собирают и сушат заменяющую им хлеб всевозможного рода сарану… (Стеллер. — С. 184).

Вящшее тамошних жителей довольство состоит в травах и кореньях, которыми недостаток в хлебе также почти как и рыбою награждается.

Первая из них Сарана, которая вместо круп служит (Крашенинников. — Т. 1. — С. 194).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

Сарана-кругляшка (рябчик)

По Г.-В. Стеллеру — Lilium reflexum, луковицы турецких пучковых лилий, круглая сарана, аугч; по С. П. Крашенинникову — круглая сарана
По современной номенклатуре — рябчик камчатский (сарана-кругляшка) — Fritillaria camschatcensis (L.) Ker-Gawl. (С. 259, коммент. 61; С. 260, коммент. 63)

См. «Сарана и другие луковичные«.

 

Тополь

По Г.-В. Стеллеру — тополь, топольник, костгаль; по С. П. Крашенинникову — топольник
По современной номенклатуре — тополь Максимовича — Populus maximowiczii A. Henry (С. 257, коммент. 8)

Тополь, или топольник, называющийся у Большой реки «костгаль», несмотря на всю его малоценность, идет главным образом в обработку, особенно у берегов Пенжинского моря. Из него строят жилища и лодки (Стеллер. — С. 59).

 

Триллиум

По Г.-В. Стеллеру — Ephemerom Kamtschatico, разновидность Ephemeri, куткуну; по С. П. Крашенинникову — трава Ефемера, котконня
По современной номенклатуре — триллиум камчатский — Trillium camschatcense Ker-Gawl. (С. 260, коммент. 71)

«Куткуну» — так называется на Большой реке растение вышиною в один фут, с тремя листьями, выходящими из одного центра; над ним, на стебле длиною в вершок, появляется, как у Herba paris, белый цветок, пестик которого превращается в овальный сочный плод, напоминающий грецкий орех… Растение это… обладает приятным сладковато-кислым вкусом. Вкушение его плода вызывает очень спокойный сон. Ительмены называют его плоды яблоками по их сходству с последними. Между тем это растение представляет собою настоящую разновидность Ephemeri… (Стеллер. — С. 69).

Плоды растения Ephemerom Kamtschatico они едят для того, чтобы крепче спать (Стеллер. — С. 208).

Есть еще там трава особливаго рода, которая по Камчатски Котконня называется. <…> Корень сей травы едят Камчадалы и свежей и сушеной с икрою (Крашенинников. — Т. 1. — С. 203–204).

 

Трутовик

По Г.-В. Стеллеру — трут
По современной номенклатуре — трутовик — Polyporus ighiarius (сем. Polyporaceae) (С. 260, коммент. 70)

…Туземцы употребляют в пищу также белые губчатые наросты на стволах березы. Они колотят по ним деревянными дубинами, затем рубят топорами и в таком виде едят замороженными с величайшим аппетитом, хотя этот трут совершенно лишен соков, совсем безвкусен и почти непереварим (Стеллер. — С. 68).

 

Хохлатка

По Г.-В. Стеллеру — титхпу; по С. П. Крашенинникову — титихпу
По современной номенклатуре — хохлатка сомнительная — Corydalis ambigua Cham. et Schlecht. (С. 260, коммент. 65)

См. «Сарана и другие луковичные«.

 

Черемуха

По Г.-В. Стеллеру — Padus Theophrasti, черемуха, катхал; по С. П. Крашенинникову — черемуха
По современной номенклатуре — черемуха обыкновенная (или «черемуха птичья») — Padus avium Mill. (С. 258, коммент. 26)

В окрестностях Верхнего и Нижнего острогов… встречается еще черемуха (Padus Theophrasti), на местном языке — «катхал», плоды которой на Камчатке, как и во всей Сибири, очень ценятся (Стеллер. — С. 60).

Родитсяж на Камчатке черемуха и боярышнику два рода, один с красными, а другой с черными ягодами, которых жители довольно запасают в зиму (Крашенинников. — Т. 1. — С. 192).

 

Черемша (лук охотский)

По Г.-В. Стеллеру — черемша, медвежий чеснок, дикий чеснок, босхат; по С. П. Крашенинникову — черемша, полевой чеснок
По современной номенклатуре — лук охотский — Allium ochotense Prokh. (С. 255, коммент. 5)

Черемша, или медвежий чеснок, называемый у Большой реки «босхат», как русскими, так и ительменами употребляется в пищу в сыром виде, или сваренною с рыбою, или засушенною. На зиму его заготовляется большое количество, причем его рубят на мелкие кусочки и солят (Стеллер. — С. 66).

Черемшу, или дикий чеснок, они весною едят в сыром виде против цинги (Стеллер. — С. 208).

Черемша или полевой чеснок нетокмо за нужной запас, но и за лекарство почитается. Российские люди и Камчадалы собирают его довольно, и крошеной высуша на солнце берегут на зиму, а зимою варят его в воде, и сквася употребляют вместо ботвинья, которое у них щами называется. От цынги оная черемша такое же лекарство, как и Кедровник: ибо ежели сия трава из под снегу выдет, то жители цынготной болезни не опасаются (Крашенинников. — Т. 1. — С. 201).

 

Шеломайник (лабазник)

По Г.-В. Стеллеру — особый вид Barba caprae, Ulmaria Kamtschatica, камчатский вязовик, шаламей; по С. П. Крашенинникову — шеламайные пучки, шламда, шеламайник
По современной номенклатуре — лабазник камчатский (шеломайник) — Filipendula camtschatica (Pall.) Maxim. (С. 259, коммент. 60)

«Шаламей» — так именуется особый вид Barba caprae, произрастающего по всей Камчатке… Корни и побеги его собирают весною, едят в сыром виде, а в сушеном их сохраняют на зиму. По вкусу они очень похожи на персиковые косточки и сообщают этот вкус водке, подобно коре рябины и персиковым косточкам, если ее на них настоять (Стеллер. — С. 67).

Против… [поноса] они едят radices Ulmaria Kamtschatica, корни камчатского вязовика, и radices Bistortae (Стеллер. — С. 207).

На волчьи или собачьи укусы они накладывают свежеистолченные листья растения Ulmaria Kamtschatica (камчатского вязовика) (Стеллер. — С. 207).

Ожоги как от кипятка, так и от жира или непосредственно от огня они лечат давлеными листьями и стеблями растения Ulmaria Kamtschatica (камчатского вязовика) (Стеллер. — С. 207).

Если они, что случается, впрочем, крайне редко, страдают зубной болью, то они набирают в рот теплый отвар камчатского вязовика в ухе, а на больной зуб кладут его корешки (Стеллер. — С. 207).

Молодое стволье сей травы и Российские люди, и Камчадалы едят весною… Корень запасается у Камчадалов в зиму, и в толкуши употребляется. Едят же его и сырой с сушеною икрою (Крашенинников. — Т. 1. — С. 203).

Толченое листье Шеламайнику… прикладывают они к ранам, когда волк укусит или сабака, пьют же то листье и вареное, и похваляют как от живота, так особливо от цынготной болезни, а листье вместе с стеблями толченое употребляют от пожогу (Крашенинников. — Т. 2. — С. 133).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

Шикша

По Г.-В. Стеллеру — Empetrum, шикша, еннинэч, эит; по С. П. Крашенинникову — шикша, водяница
По современной номенклатуре — шикша (водяника) сибирская — Empetrum sibiricum V. Vassil. (С. 255, коммент. 7)

Другой сорт ягод называется по-русски шикшей, около Нижнего острога — «еннинэч», вблизи Большой реки — «эит», по-латыни — Empetrum. <…> [Ягоды] собираются… с торфяников в огромнейшем количестве и сохраняются в течение целой зимы; их употребляют для приготовления различных блюд и печенья. По сравнению с морошкою эта ягода гораздо крепче. Кроме того, ее соком окрашивают в вишневый цвет всевозможные выцветшие шелковые ткани. Обманщики варят ее вместе с квасцами и рыбьим жиром и этой смесью придают шкуркам морских бобров и соболей красивый черный цвет, который не линяет, отличаясь в то же время настолько ярким блеском, что покупатели за это качество готовы переплатить несколько рублей (Стеллер. — С. 60).

[Ительменки] …собирают полный на зиму запас четырех сортов ягод, а именно: жимолости, брусники, шикши и морошки (Стеллер. — С. 184).

От цынги пользуются листьем некоторой травы Мышкажун, которое к деснам прикладывают, и пьют декокт бруснишной травы и водяницы (Крашенинников. — Т. 2. — С. 130).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

Шиповник

По Г.-В. Стеллеру — роза, шиповник
По современной номенклатуре — шиповник тупоушковый — Rosa amblyotis и шиповник морщинистый — Rosa rugosa (С. 259, коммент. 50)

Кору роз, измельченную вместе со стеблями и сваренную в воде, они пьют как зеленый чай, на который напиток этот по своему вкусу действительно очень похож (Стеллер. — С. 66).

 

Щавель

По Г.-В. Стеллеру — Acetosa, накустом (накустом — очевидно, «нэкстэм», то есть «щавель» по-ительменски [С. 260, коммент. 74])
По современной номенклатуре — щавель лапландский — Acetosa lapponica (Hiit.) Holub и кисличник двустолбиковый — Oxyria digyna (L.) Hill (С. 260, коммент. 74)

Из «накустом» Acetosa на Камчатке известны два сорта; их варят и едят, как капусту (Стеллер. — С. 69).

См. также «Составные блюда с разными растениями«.

 

 

Водоросли

Подобно тому, как камчадалы не оставляют без внимания
ни одного из сухопутных растений, они проявляют интерес
по отношению ко всем морским растениям,
выбрасываемым прибоем на берег.
Г.-В. Стеллер. «Описание земли Камчатки»(с. 70)

 

Алария

По Г.-В. Стеллеру — уаханга; по С. П. Крашенинникову — морская трава, Яханга
По современной номенклатуре — алария дырчатая — Alaria fustulosa (сем. Rhodophytae) (С. 261, коммент. 9) (Возможно, в комментарии опечатка в слове «fustulosa»; по «Биологическому энциклопедическому словарю» (М., 1989. — С. 17, 796) — «fistulosa». — Сост.)

«Уаханга» — нечто, напоминающее китовый ус, выбрасывается морем у мыса Лопатка; его растворяют в холодной воде и пьют как средство против колик (Стеллер. — С. 71).

 

Гигартина

По Г.-В. Стеллеру — Fucus polymorphos, нури
По современной номенклатуре — гигартина сосочковая — Gigartina manullosa (сем. Gigartinaceae) (С. 261, коммент. 6) (Возможно, в комментарии опечатка в слове «manullosa»; по «Биологическому энциклопедическому словарю» (М., 1989. — С. 249, 805) — «mamillosa». — Сост.)

«Нури», названный мною Fucus polymorphos, растет около мыса Лопатка и Курильских островов на морских утесах; его собирают и сушат в большом количестве. Зимою его варят частью с рыбою, частью с китовым жиром, и получается вполне пригодное блюдо (Стеллер. — С. 70).

 

Полиоидес

По Г.-В. Стеллеру — Fucus marinus rubrum et albus
По современной номенклатуре — полиоидес округлый — Polyoides rotundus (сем. Fucaceae) (С. 261, коммент. 5)

Fucus marinus rubrum et albus — растение, похожее на листовые облатки и большими кусками выбрасываемое морем на берег; туземцы собирают, сушат и вываривают его в кипятке, пока не получится каша, похожая на размазню; затем они прибавляют сюда китовый жир, дикий чеснок или борсу от рыб и приготовляют таким образом довольно вкусное блюдо, которое я сам неоднократно ел (Стеллер. — С. 70).

 

Фукус

По Г.-В. Стеллеру — Quercus marina, морской дуб; по С. П. Крашенинникову — дуб морской, морская капуста
По современной номенклатуре — фукус пузырчатый — Fucus vesiculosus (сем. Fucaceae) (С. 261, коммент. 1)

Quercus marina — морской дуб, всюду встречающееся морское растение. Туземцы долго вываривают его в сладкой воде и пьют отвар против поноса (Стеллер. — С. 70).

 

Халоптерис

По Г.-В. Стеллеру — Sertularia purpurea lin, красный Fucus, флашум
По современной номенклатуре — халоптерис сертулария — Halopteris sertulariae (сем. Rhodophytae) (С. 261, коммент. 11)

Красный Fucus, Sertularia purpurea lin, именуемый на Большой реке «флашум», также выбрасывается морскими волнами. Он служит туземцам румянами. Они окропляют растение рыбьим жиром и так натирают им свои щеки, что те получают ярко-красный цвет. Белила, которыми они грунтуют щеки для наложения названных румян, заменяет у них гнилое дерево (Стеллер. — С. 71).

 

Хондрук

По Г.-В. Стеллеру — Caules fuci crispi cancellati
По современной номенклатуре — хондрук курчавый — Chondrus crispus (сем. Gigartinaceae) (С. 261, коммент. 4)

Caules fuci crispi cancellati — растение, представляющее собою стебли, употребляемые в пищу (Стеллер. — С. 70).

 

 

Составные блюда с разными растениями

Их блюда, очень многочисленные, почти несчетные,
отличаются отчасти простотою, отчасти же сложностью. <…>
Что же касается сложных блюд, то я не оказал бы
большой услуги нашим поварам, если бы перечислил тут
хотя бы сотню странных и невкусных кушаний.
Г.-В. Стеллер. «Описание земли Камчатки» (с. 186)

 

Икра, высушенная в полых стеблях или в листьях травы

Для придания ей [икре] большего вкуса, ею наполняют полые стебли кача — сладкой травы, шаламея (Barba caprae) или растения кутахшу (Thapsue) и сушат на огне; либо… икра заворачивается в листья щавеля или белой редьки, и ей придается форма палочек или лепешек в виде пластыря.

Никто не отправляется на промысел или в дорогу без того, чтобы дочь или жена хозяина не снабдили его, в знак своего расположения, несколькими такими палочками. Проголодавшись, он срезает ветку березы или ивы, снимает с нее кору, откусывает кусочек твердой икры и жует ее вместе с корою за милую душу… (Стеллер. — С. 109).

 

Селага (толкуша)

Главнейшее составное блюдо ительмены на Большой реке называют селагою, русские же — толкушею; оно служит общераспространенным угощением при всяком веселье. Для этого они в деревянной ступке толкут одновременно сарану, кедровые орехи, кипрей, сладкую траву, radices Bistortae (корневища змеевика живородящего — Bistorta vivipara. — О. А. Чернягина [С. 285, коммент. 4]), Vemariae (очевидно, Г.-В. Стеллер писал о radices Ulmariae, то есть о корневищах лабазника камчатского (шеломайника) — Filipendula camtschatica. — О. А. Чернягина [С. 285, коммент. 5]), ягоды морошку, шикшу и бруснику и вообще все, что им нравится, составляя из этой массы одно целое, варят ее затем в тюленьем, китовом или рыбьем жиру и полагают, что это варево превосходнейшее из всех угощений (Стеллер. — С. 186).

 

Кисель из красной рыбы с толчеными кедровыми орехами

Курильцы и жители мыса Лопатка приготовляют особенное желе (gelatina), или рыбий кисель. Они, постоянно мешая, так долго варят кожу красной рыбы, пока она не превратится в полупрозрачную желатину; после этого они прибавляют туда толченый кедровый орех и еще некоторое время продолжают варить эту смесь. Затем они разливают ее по деревянным чашкам и дают ей постоять на холоде, чтобы после этого съесть ее как особый деликатес (Стеллер. — С. 187).

 

Использованные источники

1. Источники цитат

Стеллер Г.-В. Описание земли Камчатки / Перевод на рус. яз. Г. Г. Генкеля и А. Горлина, с испр. Ю. И. Бронштейна; Предисл. Б. П. Полевого. — Петропавловск-Камчатский: Кн. изд-во Камч. печ. двора, 1999. — 288 с. — Коммент.: с. 240–287.

Крашенинников С. П. Описание земли Камчатки: Репринт. изд. (1755): В 2 т. / Предисл. Б. П. Полевого. — Петропавловск-Камч.: Камшат; СПб: Наука, 1994. — Т. 1. — 439 с.; Т. 2. — 320 с.

2. Справочные издания

Биологический энциклопедический словарь. — Изд. 2-е, испр. — М.: Сов. энциклопедия, 1989. — 864 с.

Якубов В. В., Чернягина О. А. Каталог флоры Камчатки: (Сосудистые растения) / Камч. филиал Тихоокеан. ин-та географии ДВО РАН, Биолого-почв. ин-т ДВО РАН, Камч. лига независимых экспертов. — Петропавловск-Камчатский, 2004. — 164 с.

 

Составлено Р. А. Пирагис
Май 2007 года.

Комментарии

 Напишите комментарий
  1. Спасибо большое за Ваш труд, очень помог при подготовке уроков по региональному компоненту.

    • Елена, спасибо за отзыв!
      Вы меня удивили, честное слово! Я этот текст составляла чуть ли не десять лет назад, и вдруг — Ваши слова благодарности. Приятно сознавать, что помогла Вам в конкретном деле.

  2. Юрий Перменко

    Блестяще!
    Ваш труд неоценим… если бы мне довелось быть по-настоящему любознательным во время пребывания на полуострове… эхе-хе-хе…

    • Спасибо, Юрий Иванович!
      А любознательности нам порой действительно не хватает. Потом вспоминается что-нибудь: эх, что ж я не посмотрела, не расспросила, не сфотографировала, прошла мимо! Да поздно. Только и остаётся жалеть.
      Но о чём именно Вы пожалели — не знаю. Видимо, моя подборка Вас на какую-то мысль натолкнула. Что ж, я этому рада.

      • Юрий Перменко

        Жалею я, дорогая Раиса Аркадьевна, о многом… и шеломайника не пожевал, и берёзовой коры не попробовал, и не подружился с ВАМИ (через стенку ведь были кабинеты!)! Не подружился с девчонкой-пионеркой (я влюблён в Вашу фотку, как мальчишка из соседнего класса)!

Напишите комментарий

Ваш email не будет опубликован.



Город Петропавловск-Камчатский в фотографиях