Государственные стандарты по издательскому делу не обязательны. Но ведь не запрещены!

Читательница моего блога Наталья сообщает, что «ни ВАК, ни Минобр не требуют от издательств и журналов соблюдения ГОСТов». Как же поступать тем, кто считает, что издательская допечатная подготовка  должна оставаться на высоком качественном уровне?

Приведу текст Натальи полностью:

Раиса Аркадьевна! Могу сказать Вам, что ни ВАК, ни Минобр не требуют от издательств и журналов соблюдения ГОСТов. Я получила от Минобра письмо, где это подтверждено. Журналы могут делать, что хотят, а поскольку сейчас во главу угла поставлено цитирование наших научных журналов в иностранных базах, то всячески рекомендуется следовать требованиям этих баз, в том числе и по оформлению статей и библиографии, все остальное — по желанию редакции.

Читая книгу «Редактирование научно-технической литературы и информации» 1974 г., я наткнулась на фразу: «В отличие от национальных стандартов капиталистических стран, имеющих только значение рекомендаций и сплошь и рядом нарушаемых акционерными компаниями и фирмами, преследующими цели наживы, советские ГОСТы являются обязательными, и несоблюдение их карается по закону. При помощи ГОСТов наше государство увязывает интересы различных отраслей хозяйства, обеспечивает наиболее разумное использование ресурсов, неуклонный рост культуры производства и качества продукции…»

Теперь я полагаю, что необязательность соблюдения ГОСТов — это просто требование нынешнего (капиталистического) строя и не стоит ждать иного. А потому читаю последнее издание трудов известного редактора М. П. Сенкевич и ужасаюсь количеству опечаток и ошибок, из-за которых даже смысл понять иногда трудно. Вряд ли она бы обрадовалась, если бы могла прочитать свои труды в этом издании. Уровень качества изданий падает, о некоторых правилах я смогла прочитать только в учебниках 60-х годов, видимо, поэтому столько ошибок в изданиях. Я решила пойти учиться в Московском полиграфическом колледже, но и оттуда мне прислали материалы для самостоятельного изучения с опечатками и ошибками. Выводы сами напрашиваются.

В этой ситуации проявился так называемый обратный эффект бабочки — когда из-за вступления России во Всемирную торговую организацию произошёл сбой и перекос в более «мелких» делах страны, касающихся наших национальных традиций и принципов. Коснулось это и издательского дела.

По поводу вступления России в ВТО часть прогрессивных деятелей, патриотов протестовали и предлагали провести референдум. Референдума не было. Можно ли надеяться, что Россия выйдет из ВТО? Пока у руля либералы и пока настраивают народ на следование западным ценностям — на достижение прибыли, только прибыли, — ничего изменить нельзя. Остаётся надеяться на благоразумие тех, кто принимает решения «на местах»: следовать или не следовать тому или иному Государственному стандарту. Ведь не запрещается же следовать, в конце концов!

Хотя, к сожалению, обращение к сознательности — практически в пустоту…

Наталья пишет: «Уровень качества изданий падает, о некоторых правилах я смогла прочитать только в учебниках 60-х годов, видимо, поэтому столько ошибок в изданиях». Но ведь нормы и правила русского языка не отменены. То, что их не соблюдают, означает: люди их просто не знают. Пресловутый ЕГЭ (а это всё та же ориентировка на «западную цивилизацию») сыграл здесь разрушительную роль. Также — уменьшение количества уроков по русскому языку, зато введение в учебную программу второго иностранного.

Самое печальное в том, что и учителя, и, надеюсь, академики это понимают, но идти против системы — как против урагана. Надежда на то, что он «сам собой» стихнет, — малая. До той поры, пока за штурвалом не окажутся думающие люди, патриоты, наш корабль так и будет нестись по воле волн в сторону Запада, а в результате — разобьётся в щепки о чужой берег.

Есть ли надежда на разворот на 180 градусов? Да. Но процесс разворота будет длительным, и есть опасение, что до его начала уже может не остаться на палубе тех, кто помнит обратный путь к родным берегам. Старая гвардия учителей, как и старая гвардия издателей, — они уже уходят в силу того, что ничто не вечно. А молодая гвардия вырастает под трубные звуки чуждых заморских ценностей. Поэтому весьма скоро не будет ни тех, кто может передать опыт, ни тех, кому его надо передать.

То, что газеты, да и основная масса издаваемых художественных книг безграмотны, это ещё полбеды. Тиражи небольшие, а читают сейчас гораздо меньше, чем раньше. Но когда учебники, справочники, руководства, методические материалы, ориентированные на использование в школах, колледжах, вузах и претендующие на достоверность тех или иных сведений, написаны и изданы левой ногой, — это уже патология. Амбулаторное лечение не поможет, нужно оперативное вмешательство. На государственном уровне.

Читаю современную популярную литературу — и в ужасе от фактических ошибок и искажений, непродуманности подачи материала, незнания предмета, о котором пишут. Расхождения с теми исследованиями, которые давно сделаны и подтверждены; искажения фактов, поданных как истина только потому, что автор не потрудился изучить материалы предшественников; разночтения в пределах самой книги — это именно во множественном числе, а не единичные исключения! Не говоря уже о грамматических и других ошибках. То есть издательский процесс подготовки книги к печати был сведён к нулю. Если такое издание ещё и рекомендуется как дополнительный материал к школьной программе, то это просто вредительство. Такие книги надо изымать из продажи. Но нет, устраиваются красивые «презентации», пишутся хвалебные статьи, берутся у авторов интервью… Очень странно наблюдать за этим. Ещё более странно то, что специалисты — преподаватели и профессора — никак не реагируют на безграмотные книги, которые могут использоваться в учебных заведениях в качестве «регионального компонента». Хотелось бы понять: почему они молчат? Откуда такое равнодушие?

Вместе с тем вижу вал вопросов на интернет-ресурсах, посвящённых русской грамоте. Читаю критические разборы произведений на литературных форумах и благодарные авторские отзывы всем, кто критиковал. Получаю просьбы отредактировать или «хотя бы прочитать» текст, дать ответ на какой-либо вопрос. Это поддерживает веру: пока не всем безразлично то, что выйдет в свет. Есть, есть ещё те, кто ощущает ответственность перед будущим читателем. Это и вселяет ту самую надежду на разворот.

Поэтому, уважаемые неравнодушные издатели, давайте — по мере своих возможностей в конкретных условиях работы — продолжать следовать и стандартам, и правилам. Они были и есть. А запрета применять — нет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *