О Радмире Александровиче Кореневе — писателе и человеке

Коренев Радмир Александрович — член Союза писателей России, старейший член Камчатской писательской организации в её нынешнем составе, по профессии — капитан дальнего плавания. Слова сухие, без подробностей, но творческий дар и профессия — основное, с чего обычно и начинают рассказывать своему собеседнику о незнакомом ему человеке. Не всем удаётся в жизни стать «свободным художником» — реализовать свой дар, не отвлекаясь на рутину быта. Это, конечно, счастливые люди. У Радмира Александровича профессия и творчество — на разных полюсах, но для него именно эта разнополярность — счастливое сочетание. Одно с другим он связал морским узлом.

Наверно, я прочитала всю прозу Радмира Александровича. Многое перечитывала, и не раз. Я это всегда подчёркиваю, потому что перечитывание — это тот самый показатель, что произведение вошло в тебя, взяло за живое. В рассказах и повестях Радмира Александровича такие яркие герои, такие необычные, даже парадоксальные сюжеты, столько юмора, иронии, а ещё — столько авторской души, авторской мудрости и, я бы сказала, авторской хитрости, что каждый раз, перечитывая, можно открывать для себя что-то ещё и ещё.

Радмир Александрович никогда ничего не пережёвывает. Наоборот, прочитаешь рассказ — и откинешься на спинку стула в изумлении: как это так? что же за таинственный случай произошёл с героем? а выберется ли он из ситуации? И начинаешь придумывать ответы на загадки, намеренно оставленные автором для читательского размышления. Или такая реакция после прочтения — восхищение: вот это поворот, вот это автор обвёл читателя, держал его в напряжении, не раскрывал интригу до конца, а в финале — опа! — совсем не то, что ожидалось. В этом смысле многие рассказы Радмира Александровича — новеллы, с их обязательной неожиданной развязкой.

Основной принцип писателя Р. А. Коренева: «Главное, чтобы было интересно». Да, то, о чём он пишет, всегда интересно. Ещё когда мои дети были подростками, я им дала прочитать книги «Опасное затишье», «Сжатие», «Собака — зверь домашний». В них — повести и рассказы.

В повестях — романтика морской профессии: Стёпка Кряжев, обычный сельский подросток, мечтает попасть юнгой на судно — и вот он отправляется из Приморья, где родился и жил, Северным морским путём в Архангельск. Потом возвращается на Дальний Восток южными морями. Во время кругосветки чего только не происходит с моряками! Ясно, что герой не выдуман: это он, Коренев, это его жизнь (у Стёпки и фамилия синонимична фамилии писателя). Юнга становится матросом, боцманом, штурманом на китобойном судне, спасает на Курилах людей, пострадавших от цунами, зимует на острове Парамушир… Нет, это надо читать!

Рассказы в этих книгах — и о морской жизни, и не о морской, а сюжеты — один одного удивительнее («Тайна», «Капитанша», «Везучий Сенька», «Нечистая сила», «Ведьма» и другие). Особая тема — собаки, их преданность и зачастую трагическая судьба («Опоздал», «Лорд», «Барс», «Султан», «Дик» и многие другие).

Мамы и папы, прочитайте сами и непременно дайте своим мальчикам и девочкам книги Радмира Александровича Коренева. В них и романтика, и героика, у персонажей — любознательность, тяга к познанию нового, поиски себя и своей профессии, а ещё — всепоглощающая любовь к другу — «домашнему зверю» собаке.

Позже Радмир Александрович дополнил повести о моряке Кряжеве, объединил их в одну, и теперь она под названием «Бег по меридианам» издана в сборнике избранных произведений Коренева. Сборник называется «Дик возвращается в стаю». В нём — самые значительные, самые любимые автором и его читателями произведения. Прекрасный подарок и подростку, и взрослому, говорю искренне. Слова «Книга — лучший подарок» — точно об этом сборнике.

Если продолжить говорить о творчестве Р. А. Коренева, то надо сказать, что, кроме упомянутой выше повести, есть совсем не похожая на другие произведения — «Шаг влево, шаг вправо…», она скорее для взрослого читателя. А вообще книг прозы у Радмира Александровича издано много, есть и поэтический сборник — «Осенний бриз». Стихи Р. А. Коренева удивительно чистые, красивые, мудрые, энергичные. Как и он сам. Или, наоборот, он сам — как его произведения. То есть без фальши: он говорит то, что думает, и всегда с улыбкой, с юмором, иногда и с подковыркой, но доброй. Всегда я жалела, что беседую с Радмиром Александровичем без диктофона. Он — кладезь интересных историй, афоризмов. Но беседы — обычно короткие, на ходу: Радмир Александрович вечно куда-то спешит, у него много дел, планов, намеченных встреч. Обычно наши беседы обрываются на каком-то его вопросе, который он задаёт, — и ты остаёшься наедине с загадкой: как на вопрос правильно ответить?

Вот звонит этой весной и без предисловий спрашивает:

— Ты помнишь мой рассказ «Чокнутый»?

— Конечно.

Не верит (ведь рассказу уже десятки лет). Я начинаю пересказывать сюжет, но Радмир Александрович уже перебивает, его интересует вопрос: кто же из героев рассказа, по моему мнению, на самом деле чокнутый. Я прошу паузу: надо заново перечитать рассказ. Вроде бы там всё было понятно, но писатель почему-то же спросил…

На мою просьбу о тайм-ауте соглашается:

— Завтра позвони, ответь.

Вот лишнее подтверждение моим словам о том, что при перечитывании произведений Р. А. Коренева что-то можешь открыть, ранее ускользнувшее от внимания. Дело в том, что в следующем нашем разговоре писатель разгромил мои рассуждения, объявив, что чокнутым был вовсе не тот герой, на которого якобы явно указано в рассказе… Ну и ну. Да… Хитрый Коренев. Иногда он помещает «рассказ в рассказе», и тогда не всё так очевидно, как на первый взгляд.

Спросила у Радмира Александровича, с чего вдруг возник его вопрос о «Чокнутом». Оказалось, с елизовскими школьниками проводилась читательская конференция по его рассказам, там этот вопрос он с ребятами и обсуждал.

Понятно! Радмир Александрович не бросает своей работы с детьми. Сколько лет он руководил одной из студий в школе юных литературных дарований, организованной Камчатской писательской организацией? Более двух десятков, со дня её основания в 1993 году! Уверена, что подопечные Радмира Александровича души в нём не чаяли и не чают. Ещё бы: прекрасный рассказчик, писатель и поэт, одновременно — остроумный, заводной, отзывчивый, внимательный человек.

Об этом знаю со времени моей работы в Камчатском отделении Дальневосточного книжного издательства в 1980–1990-х годах. Радмир Александрович часто забегал (точнее, заезжал: он — житель пригорода Петропавловска-Камчатского) к руководителю отделения Евгению Валериановичу Гропянову, но непременно заглядывал и в наш с Евгенией Анатольевной Рыбаченко редакторский кабинет. Посещения были краткими и яркими, как внезапная вспышка: присядет на краешек стула, расскажет какую-нибудь забавную историю, посмеётся вместе с нами — и был таков. Ни один праздник не обходился без визита Радмира Александровича в наш кабинет с букетом.

Он и сейчас каждый год первым поздравляет меня с Восьмым марта, звонит утром по мобильнику:

— Вот, как всегда, сижу у окна с раскрытой записной книжкой, звоню и поздравляю всех женщин…

Когда я с удивлением узнала от него, что ещё в 2004 году он выпустил сборник стихов «Осенний бриз», — обиделся, что я его не читала, и пообещал привезти книжку.

Привёз, позвонил:

— Я у тебя во дворе, «Жигули» не глушу. Спустись. Тороплюсь.

Я взяла книжку, он тут же прыгнул в «Жигули».

— А автограф? — спросила уже вслед отъехавшему автомобилю.

Вот всегда так: куда-то ему надо бежать, где-то он кому-то обязательно нужен.

На мой непременный вопрос, что́ сейчас сочиняет, отвечает обычно уклончиво. А потом звонит и проверяет: «Прочитала мой новый рассказ?» — и называет, в каком издании его опубликовал.

Навсегда запомнилась первая встреча с Радмиром Александровичем. Приоткрылась дверь в кабинет, в проёме показался человек — среднего роста, в распахнутой кожаной куртке, в белоснежной рубашке с расстёгнутым воротом; лицо загорелое, глаза карие, острые.

Не делая шаг через порог, спросил грозно (так мне показалось):

— Кто правил мой рассказ?

Он назвал рассказ, который я готовила в ежегодный литературно-художественный сборник «Камчатка».

Ответила робко, что это я правила.

Дверь тут же почти закрылась, и я увидела протянутый в щель кулак с поднятым большим пальцем. Надо ли говорить, что я обомлела от такой непредсказуемой реакции.

Конечно, мы с Радмиром Александровичем, бывало, спорили, отстаивали каждый своё. Он был непреклонен и приводил веские аргументы, иногда очень забавные, как это было с надувным мячом в виде глобуса, взятым у внука и принесённым мне в качестве наглядного пособия в одном из споров. Тот спор продолжался не один день. Надо отдать должное: наконец Радмир Александрович пришёл ко мне, чтобы сказать, что проиграл. Не замял спор, а поставил в нём достойную точку.

Вот таков Радмир Александрович Коренев, мой любимый камчатский писатель. О нём ещё много можно рассказывать. Но главное сказала: он — один из тех литераторов, чьи произведения востребованы сейчас и будут читаться многими поколениями, и один из тех людей, кто умеет зарядить других своим оптимизмом и жизнелюбием.

9 октября Радмиру Александровичу исполняется 87 лет. Столько ему ни за что не дашь! Это радует безмерно.

Будьте здоровы и счастливы, Радмир Александрович!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *