Почему тексты официальных документов местных властей такие безграмотные?

Изредка читаю брошюры, содержащие различные официальные документы: законы, уставы, положения, программы. Читаю не для любопытства, а «на предмет корректуры».

Не слишком увлекательное чтение, конечно. Тяжёлые, длинные, пересыщенные оборотами фразы. Попробуй продерись сквозь эти словесные дебри в один приём! Не зря такие предложения называются в русском языке сложносочинёнными и сложноподчинёнными.

Но в законотворчестве без подобных фраз не обойтись. Поэтому читаю терпеливо.

Одолев несколько брошюр, пришла к печальному выводу: законы, уставы, другие основополагающие документы прошли перед утверждением и вступлением в законную силу самые различные процедуры (первые и последующие чтения, обсуждение, согласование, внесение поправок и другие), однако окончательный вариант текста вычитан не был. А иначе как можно объяснить большое количество ошибок в текстах, представленных полиграфическому предприятию для тиражирования?

Так, в предложениях зачастую отсутствует согласование в падеже («в целях защите прав»; «имеет право на получение информацию»). Выражения тавтологичны («гарантированное рабочее место работы», «определяются положениями данного Положения»). Переставлены слова, что искажает смысл («после получения актов от органов, составленных и утверждённых в установленном порядке»). Особо часто допускается так называемое нанизывание падежей («обеспечивают проведение инструктажей, обучения и проверки охраны труда работников организаций всех форм собственности»; для наглядности расставлю в этой фразе вопросы родительного падежа: «обеспечивают проведение [чего?] инструктажей, обучения и проверки [чего?] охраны [чего?] труда [кого?] работников [чего?] организаций [чего?] всех форм [чего?] собственности»). Не везде, где положено, поставлены тире и запятые, зато имеется множество лишних знаков препинания.

Как правило, различные законы, положения, уставы, нормативные акты, решения, договоры и другие документы составляются в виде перечня. Но не видела я ещё такого перечня, в котором всё было бы правильно. В нём или пропущен какой-либо номер пункта, или подпункты не согласуются в падеже с основным пунктом, или элементы перечня заканчиваются разными знаками, или пункты начинаются неединообразно — то с существительного, то с глагола, то с большой буквы, то с маленькой… Такой разнобой чреват тем, что бывает просто непонятно, какой подпункт к какому пункту относится.

Бывает, стилистика так хромает, что появляется возможность двоякого толкования, а то и вовсе смысл правила или положения ускользает.

Может быть, кто-то подумает, что я сгущаю краски. Но в конце этой заметки я приведу предложение из устава одной уважаемой политической партии, вот и попробуйте найти в ней истинный смысл! Уверяю, вас он изумит своим парадоксом!

Итак, документ прошёл утверждение, принят, действует, а теперь его решили издать отдельной брошюрой. Ответственный за выпуск брошюры приносит в типографию файл либо распечатку текста, говорит: здесь, мол, всё правильно, ничего исправлять нельзя (документ-то утверждён!). Вопрос: как же поступать типографским корректорам? Вопрос остаётся открытым…

Хочется спросить уважаемых руководителей краевых министерств, управлений, а также руководителей партий и движений:

— знают ли они, что тексты принимаемых решений, постановлений, уставов и так далее зачастую содержат десятки (!) стилистических, синтаксических, орфографических ошибок;

— понимают ли они, что это документы нашего исторического времени и что их будут читать потомки;

— не считают ли они, что документы следует сначала редактировать и корректировать, только затем утверждать, а тем более тиражировать?

Раньше даже при дворе содержали писаря — грамотного человека. Ну не знал правитель грамоты, что с него взять! Но он имел под рукой знающего человека.

Думаю, надо вернуться к этой практике: держать при краевом правительстве хотя бы вот такого грамотного «писаря», вычитывающего документы министерств, управлений, комиссий, рабочих групп. Сколько же ещё наша власть будет ходить в «двоечниках» по родному языку?

А теперь задачка. Попробуйте найти парадоксальный (аполитичный) смысл в пункте устава одной из российских политических партий:

«По решению Президиума Генерального совета Партии или Регионального политического совета полномочия Секретаря и (или) членов Местного политического совета могут быть приостановлены до проведения внеочередного заседания Местного политического совета либо внеочередной Конференции (Общего собрания) и досрочных выборов за принятие решений, нарушающих нормы Устава Партии, невыполнение решений Съезда, Генерального совета и Президиума Генерального совета Партии, руководящих органов регионального и местного отделения Партии, противоречащих программным документам Партии, а также за самоустранение в работе и (или) совершение иных действий (бездействия), наносящих Партии политический ущерб».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *