Борис Акунин: эксперимент писателя над читателями

«Мой очередной эксперимент над моими бедными читателями», — признался Борис Акунин, представляя свою новую серию повестей «Смерть на брудершафт».

Я прочитала первую повесть этой серии — «Младенец и чёрт» и подумала, что «эксперимент» и «бедные читатели» — в самую точку! А слово «очередной» — тем более.

Года полтора назад читала я «Ф. М.» Бориса Акунина — не читала, а часами сидела над загадками-шарадами, над которыми акунинские герои ломали голову. Вычерчивала что-то… Рифмовала… Ночами! Когда первую головоломку, в отчаянии, бросила и стала читать дальше, оказалось, что герои «Ф. М.» и без меня справились! Ну не обидно?

Далее по тексту загадки пошли одна за другой. Продолжала решать, о каждой очередной думая: вдруг как раз за неё писатель приз назначил?! (Про то, что такая, «призовая» загадка имеется в книге, я слышала ещё до чтения.)

Но это было не всё, над чем я билась! Я ещё вчитывалась в какие-то показавшиеся мне странными фразы, выписывала слова, которые были, на мой взгляд, «чужеродными», замечала нарочитые (по моей экспертизе) опечатки… Короче, готовилась к тому, что загадка может быть «закопана» где-то в тексте…

Сумасшествие какое-то, а не чтение. И что же? В итоге выяснилось, что «призовая» загадка, из-за которой я буквально проштудировала толстенную книгу, оказалась в самом её конце. Но главное — надо было дать ответ ещё в прошлом (по времени моего чтения) году! И, конечно, кто-то уже его дал!

Всё! Больше на акунинские «штучки» не клюну. Это я решила тогда. А тут — о каком-то новом жанре заговорили. «Роман-кино» называется. Его Борис Акунин сам выдумал и реализовал в серии из десяти произведений. Ну как не почитать? Тем более что это «текстовое кино», для которого писатель «изобрёл всякие незаметные глазу штуки и фокусы».

Не-за-мет-ны-е?

И я взяла «первую фильму» серии — «Младенец и чёрт», чтобы читать-замечать…

Ради бога, я люблю Акунина, люблю его стиль! Когда впервые прочитала всего одну страницу акунинской прозы (что конкретно читала — не помню), задохнулась от восторга: кто это так пишет, о господи?! Я думала, что напала на какой-то откопанный в бабушкином сундуке XIX века и впервые изданный роман не признанного в те времена, потому и неизвестного талантливого писателя!

Зачем же Борису Акунину эти «роман-кино» (в жанре которого он пишет почему-то не романы, а повести). Зачем эта намеренная «скупая стилистика»?

Нет, никаких якобы изобретённых Акуниным «штук и фокусов» я в «Младенце и чёрте» не заметила. Писатель уверен, что с их помощью у меня должен «включиться собственный кинопроектор», чтобы я «мысленно увидела кинокартинку».

Но «кинопроектор» мой и без его штучек-дрючек и фокусов-покусов как работал всегда, так и работает.

Неужели Борис Акунин и впрямь думает, что без воображения можно обойтись? Даже читая логарифмические таблицы Брадиса?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *