Вредные привычки и табу за рулём автомобиля

«Чтоб не пил, не курил…»

Вообще-то я курю. Но не за рулём. Это моё первое правило, которое я суеверно соблюдаю все годы: во время управления автомобилем — не курить. А также не есть, не пить, ничего не поднимать с полу, не заглядывать в зеркало заднего вида, чтобы поправить макияж. Не захлопывать двери и не застёгивать ремень безопасности. Не заглядываться на ДТП, мимо которых проезжаю. И ничего не выбрасывать из окна.

В общем, никаких лишних телодвижений.

Знаю: тот, кто сидит рядом со мной, ревностно следит, под каким углом к дороге направлен мой взгляд. По его мнению, мой взгляд должен быть направлен только вперёд! А всё, что я могу захватить периферийным зрением, пассажир берёт на себя и истошно озвучивает.

Пассажиры автомобиля, который ведёт женщина, — психопаты, каких поискать. На перекрёстках синхронно с водителем отклоняются, крутят головой до хруста в шейных позвонках. Это они контролируют безопасность проезда. При этом не соображают, что загораживают водителю обзор. Обязательно скажут: «Видела, тебе фарами мигнули: впереди ГАИ!» Как будто это можно не заметить! Стараются не разговаривать на посторонние темы и шикают на других пассажиров: «Не отвлекайте её». Всю дорогу елозят ногами, вжимают их в пол, словно сами ведут автомобиль. Особо нервные хватают за рукав, а то и за руль: «Ой, смотри, навстречу несётся!» Или: «Ой, щас через дорогу вон тот будет перебегать!»

Словно ГАИ выдаёт водительские права исключительно инвалидкам по зрению.

Чтобы у меня самой не развился от всего этого невроз, а пассажир хотя бы к концу поездки в добровольном порядке снял с себя обязанности контролёра, я и соблюдаю этот «кодекс за рулём»: за рулём не курю, не ем, не пью и так далее.

Здесь «не пью» подразумевает не только отказ от алкоголя, что само собой разумеется. Не пью за рулём — следовательно, не поглощаю на ходу автомобиля любую жидкость — минералку, кефир, сок и так далее, причём любым способом — из бутылки, банки, стакана и даже через соломинку.

Я хочу, чтобы со мной ездить не боялись! Уверена, что критерий мастерства вождения — это страх пассажира. Если с тобой ездить не боятся, значит, ты водишь хорошо. Не знаю, как для других, а для меня важно, чтобы со мной ездить не боялись. И мне приятно, когда отвешивают комплименты и благодарят за поездку.

Но не буду кривить душой. В первую очередь своими табу я обеспечиваю безопасность езды, а уж имидж хорошего водителя — дело второе.

Отступать от своих правил у меня как-то не получается. Стоит нарушить — и меня тут же словно кто-то одёргивает. Однажды у меня выпал нервный рабочий день. Вечером поехала на дачу и весь путь в 38 километров пережёвывала свои дневные неприятности. Так хотелось покурить! Наконец съехала с асфальта на просёлочную дорогу, осталось пять минут езды до ворот в СОТ. И я не выдержала, на ходу порылась в сумке, достала сигареты и зажигалку. Какую-то секунду прикуривала. Скорость была небольшая: яма на яме. Но и той секунды было достаточно, чтобы чуть не въехать на крутой придорожный откос.

«Нет уж, не курить так не курить!» — ругала я себя, выруливая задним ходом на дорогу.

Некурение за рулём — это же сплошные «плюсы»:

— не будут прожжены упавшим пеплом (а то и выроненной сигаретой) брюки или юбка, обшивка сиденья;

— реже придётся вытряхивать пепельницу, освобождая её от окурков;

— лишний раз не нервирует неработающий прикуриватель;

— исключается возможность того, что потечёт тушь от попавшего в глаза дыма.

А также по причине меньшего количества выкуренных за день сигарет:

— экономится семейный бюджет;

— повышается вероятность, что «помрёшь здоровеньким».

Не жевать за рулём пирожки, бутерброды, конфеты, не есть мороженое тоже имеет кучу преимуществ, начиная от сокращения расходов на услуги диетолога и стоматолога и заканчивая бонусом от страховой компании за безаварийный год.

Читала, что процесс жевания повышает внимание и улучшает реакцию. В чём связь — не знаю, но в печатное слово хочется верить. Поэтому, когда я за рулём, вместо пирожка жую резинку. Жвачка безопаснее: её не надо держать в руке и, главное, из неё не выпадет начинка, которую мы рефлекторно ловим, выпуская из рук руль.

Курю я обычно в то время, когда прогревается двигатель. Завожу двигатель, выхожу из салона, закуриваю, а заодно протираю стёкла и осматриваю ближайшую территорию на предмет гвоздей.

Всякий раз, кстати, удивляюсь: откуда во дворе или около гаража ежедневно на одном и том же месте возникают гвозди? Ну раньше-то понятно откуда — из ящиков, которые вечно валялись у магазинов, их собирали жители и курочили у своих подъездов, чтобы набрать дровишек для титана. А сейчас-то? Ночные метеоритные дожди из гвоздей?

Но перед тем как покинуть автомобиль после поездки, в салоне не курю. Не стала этого делать после того, как несколько раз в панике возвращалась в гараж, чтобы проверить, не упал ли на сиденье горячий пепел.

Прекрасно знаю, что рюмка-другая вина не снижает моих водительских способностей. По-моему, я даже становлюсь собраннее. Но сухой закон для себя не отменяю. Ну ладно, рассуждаю, не совершу аварии я. А если авария произойдёт не по моей вине? Тогда всех собак могут повесить на меня. Ну уж дудки.

Чтобы не очень уж обделять себя «этим делом», соблюдаю такой закон: если выпито 30 граммов водки, то можно ехать через час; если 60 граммов, — через два. Вина можно и чуть больше.

Бывает, конечно, соблазн на даче: сесть поздно вечером в автомобиль, проехать по безлюдной просёлочной дороге километр до магазина…

Вредные привычки — курить и пить за рулём — для мужчин этим почти ограничиваются. Но для женщин список табу за рулём длиннее.

(Не буду говорить о наркотиках или об обниманиях-целованиях, прочих секс-делах на полном ходу. Впрочем, последнее скорее можно занести в список не привычек, а экспериментов с плачевным исходом как для автомобиля, так и для пассажиров, отважившихся получить последний в своей жизни глоток адреналина.)

Слёзы за рулём

Хочется поплакать? Бывает, уходишь из гостей, да и из дома тоже, и, оставшись наедине, даёшь волю слезам. Но пока не просохнет последняя слезинка, пока не вытрешь размазанную тушь, включать передачу и ехать не стоит.

Слёзы — это, вообще говоря, не совсем уж вредная привычка. Они помогают снять стресс. Но рыдания, совмещённые с вождением, этого стресса могут только добавить.

Открытое окно

Ещё одна вредная привычка за рулём — ездить с открытым окном. Ветер может выбить слезу, при этом опять-таки размазать тушь, которая непременно попадёт в глаза. Может растрепать распущенные волосы и закрыть ими лицо. Да и чужая сигарета, выброшенная из встречного, а то и из впереди идущего автомобиля, может сказаться на безопасности.

Выбрасывают же на ходу не только окурки, но и пустые банки, упаковки, огрызки и даже, я видела, — игрушки; выливают что-то из бутылок. Такая вот философия — не превращать свой автомобиль в помойку, сделать помойкой улицу. Или… чужой автомобиль.

Считаю, что окно даже в жаркую погоду должно быть наглухо закрыто, если на заднем сиденье находятся детишки. Не из-за возможной простуды, конечно. Особенно опасно открывать окно на лесной дороге, когда ветки хлещут по окнам, а до стволов деревьев можно дотянуться. Стоит в это время малышу высунуть в окно руку…

Вспоминаю случай, когда пассажир трамвая решил выглянуть на полном ходу в открытое окно, скоро ли, мол, остановка. Встреча головы со столбом лишила его шикарной лисьей шапки и уложила на больничную койку. Не буду называть имени этого пассажира, он, наверно, не любит это вспоминать, хотя и было это оч-ч-ень давно.

Одежда женщины за рулём

Не думаю, что женщине за рулём надо быть обязательно в брюках. Тем более — в тесных джинсах, которые к концу длительной поездки обретают статус корсета.

Гораздо приятнее и удобнее мелькать коленками под короткой юбкой. Но не плиссированной — во избежание того, что её широкий подол накроет рычаг ручного тормоза.

Летом хороши шорты, но только в случае, если сиденья не кожаные. В солнечную погоду, плюхнувшись в шортах или в купальнике на такое сиденье, можно получить незапланированный ожог.

Для камчатских женщин самая актуальная летняя одежда — плащ или куртка. Не говоря уж об их актуальности весной и осенью. Такая уж у нас погодка. Короткая куртка — замечательно, а длинный плащ — мука небесная для автомобилистки. Приходится перед тем, как сесть в автомобиль (на ветру или под дождём) снимать плащ, а по приезде — тянуться за ним, лежащим на заднем сиденье, и снова одеваться под открытым небом. То же и с длинной шубой зимой.

Обычно я перед тем, как сесть за руль, верхнюю одежду снимаю. Но вот однажды не сняла — и получила по носу за нарушение своих собственных правил. Вернее, по бамперу.

Был конец ноября. Прошла пурга, наконец снег расчистили, и я уже могла перегнать «Москвич» из своего гаража в чужой — для ремонта. Ехать было недалеко: от ЦУМа до кооперативных гаражей на Дачной. Своим ходом «Москвич» идти не мог, нужно было брать его на буксир. Договорились с братом мужа, Юрой. У него был тоже «Москвич-412». (О том, что это оказалось кстати, станет ясно позднее.)

В то время я круглый год носила длинный кожаный плащ с капюшоном. Самая отвратительная одежда для водителя: капюшон мешает откинуться на спинку сиденья, длинные полы путаются в ногах. Я была возбуждена предстоящей буксировкой, которой боялась по причине как своей неопытности в таком полупассивном вождении, так и плохой расчистки межгаражных проездов. О том, чтобы надеть куртку, а не плащ, и не подумала.

До спуска к гаражам доехала отлично. Перед спуском в проулок между гаражами мы все — Юра, мой муж Александр и я — вышли, чтобы посмотреть, как там расчищено. Оказалось, что в снежном заносе трактор пробил узкую траншею, справа и слева — сугробы-стены.

Было темно. Мы с Юрой условились: на спуске, если что, я ему посигналю, он сразу остановится. Лучше б я этого ему не говорила!

Мы с Юрой сели по машинам. Александр взобрался на снежную стену.

Я села за руль как-то боком, неудобно, длинный плащ скомкался, «хвост» прихлопнула дверью, а пока его вытаскивала, Юра уже тронулся, трос натянулся, и я, так и не усевшись прямо, схватилась за руль. Стали спускаться, и я решила притормозить. А тормоз не работает! Я снова нажала на педаль — то же самое. И я в панике посигналила!

Как и договаривались, Юра тут же остановился, выскочил из машины и с изумлением наблюдал финальный акт этой, как позже оказалось, трагикомедии: я коварно приближаюсь к его автомобилю, сминаю бампер и вдребезги разбиваю фонарь. Ещё одним зрителем спектакля был Александр на своей «галёрке».

По окончании операции «Перегон» мы поехали на Юрином автомобиле к нам домой, чтобы выпить кофе и отдать Юре взамен разбитого наш новенький задний фонарь, который мы по случаю купили («достали»!) для своего «Москвича». Я всю дорогу твердила, что педаль у меня провалилась до пола.

— Как же это: я нажимала на педаль два раза, тормоза не работали, а потом, после моего наезда, снова заработали?

Может, это кому-нибудь и смешно, однако я нажимала на педаль сцепления! В темноте да впопыхах, запутавшись в плаще, села боком — и не придала этому значения. Казус.

Но тогда я про педаль сцепления ещё не догадалась. Было обидно и стыдно: Юре вместо благодарности за перегон я доставила хлопоты по выпрямлению бампера и замене фонаря. Бр-р-р, какой это ужасный звук — удар металла о металл и звон стекла. Я плакала, Юра меня утешал.

— Зачем же ты посигналила-то? — спросил Юра, когда я, выпив дома кофе, успокоилась.

— Так чёрт знает! От страха. Тут же поняла свою дурость. Но как исправить? Ты уже из машины выскочил…

— Надо было руль влево или вправо — и в сугроб, ничего бы не помяла.

— Так и сделаю… в следующий раз! — И мы засмеялись.

Нашему «Москвичу» я тогда только помяла бампер.

Обувь женщины за рулём

Некоторые женщины, перед тем как сесть за руль, переобуваются. Но на не очень высокой и не очень тонкой шпильке ездить вполне возможно и, по-моему, даже удобнее: не надо ногу снимать с педали газа, только опереться на каблук. Но это дело привычки. Однако обувь на «платформе» я снимаю. Иначе нога не чувствует педали.

Последнее понимают даже не водители. Как-то мы с коллегами в обеденный перерыв поехали по магазинам — на «километры». Раньше, в 1980-х годах, такие поездки мы практиковали часто, так как на 14-м, 16-м, 20-м километрах Елизовского шоссе можно было купить то, что невозможно было «достать» в городе.

В одном из магазинов к нам присоединилась совершавшая самостоятельный «шопинг» знакомая журналистка, Нина. Я предложила подвезти её до города в моём автомобиле — было свободное место. Она с радостью согласилась, но весь наш пеший путь из магазина к автомобилю она поглядывала на мои босоножки на «платформе». Тогда они вошли в моду. Оказалось, что её интерес имел другой повод.

— Извини, — сказала она мне тихонько, — в целях безопасности, а также просто из любопытства хочу задать вопрос: ты и за руль сядешь в «платформе»?

Я рассмеялась её витиеватой фразе:

— Нет, я поеду босиком.

Да, иногда я езжу босиком. Хотя, пожалуй, это неправильно.

Гена Тычинкин, таксист, водитель от Бога и просто мой хороший знакомый, чьё мнение я всегда уважала и кому я благодарна за всю его многолетнюю и абсолютно бескорыстную помощь в авторемонте, как-то увидел меня, радостно выходившую из автомобиля с туфлями в руках.

Гене палец в рот не клади, он тут же отреагировал:

— Я бы не советовал некоторым дамам водить автомобиль босиком…

— Но почему? Мне нравится!

— Можешь пораниться!

Я удивилась:

— Обо что?

— Об острый край педали, — объяснил он, усмехнувшись моей непонятливости. — Просто поцарапаешься — и этого будет достаточно для аварии.

Наверно, это единственный совет профессионала, которому я не следую. Но — до поры до времени…

Можно было бы сказать, что самая удобная обувь для женщины за рулём — кроссовки. Однако мне на собственном опыте пришлось убедиться, что и в них бывает весьма небезопасно. Последние годы я редко попадаю в незнакомые ситуации, касающиеся вождения. Казалось бы, всё, что только можно было испытать за рулём, испытала. Однако недавно обнаружила, что неизведанные неприятности за рулём неисчерпаемы. Произошло это как раз из-за кроссовок, моей любимой обуви (и не только водительской).

Ехала я себе, ехала, тут возникла необходимость сбросить скорость и притормозить. Но оказалось, что поднять ногу с педали газа я не могу. Тем более не могу — передвинуть вправо, на тормозную педаль. Ногу что-то держит! Оказалось, что левая нога, которую я всегда во время движения ставлю на пол и никогда не держу «наготове» над педалью сцепления, прочно стоит на развязавшемся шнурке правой кроссовки. Вот те номер!

Спасло то, что реакция у меня кошачья. А ещё то, что я никогда не довожу дело до экстренного торможения: слежу за скоростью впереди идущего автомобиля; наблюдаю в боковое зеркало за обгонщиком-неудачником, который вот-вот начнёт «втискиваться» в колонну и тем самым заставит тормозить сразу несколько автомобилей; вычисляю ещё издали, успею ли проехать светофор на зелёный; не упускаю из виду пешехода, который мечется на тротуаре и пытается перебежать дорогу, не глядя в мою сторону. Поэтому сбрасываю скорость заранее.

Украшения женщины за рулём

Большинство моих мелких неприятностей, связанных с автомобилем, происходят из-за собственной халатности, надежды на авось.

Как-то я перед поездкой не сняла кулон из яшмы, мой любимый, индивидуального исполнения, в кожаном декоративном оформлении. В какой-то момент я прижала его к рулю. Кулон сломался. Ну конечно, надо было сломать, чтобы ввести в привычку длинные бусы и кулоны возить в сумочке!

Вождение автомобиля заставляет отвыкать от суетливых, лишних движений, которые, не будь автомобиля, мы бы и не замечали. Например, крутить вокруг пальца перстень, без конца проверять, не расстегнулись ли застёжки у серёжек, откидывать волосы за спину, сдувать чёлку, грызть ногти, вскидывать запястье, стряхивая повыше часы или браслет, теребить цепочку на шее… Для водителя это такие же вредные привычки, как, например, прикуривание на ходу.

Руки водителя и так всегда заняты. Если посчитать, сколько раз за небольшую поездку они перекидываются с переключателя передач на руль, рычаг ручного тормоза, «поворотник», переключатель фар, ручку настройки радиоприёмника, кнопки магнитофона, рычажок электрообогревателя, ручку управления стеклоочистителем… Сотня манипуляций всей рукой, кистью, пальцами. Где ж тут случайно не накрутить на руку бусы, не включить зацепившимся браслетом указатель поворота, не запутаться в длинном шарфе!

Короче, на женщине за рулём должно быть как можно меньше «висюлек». Не всегда и надо их снимать. Я, к примеру, шарф просто завязываю нетугим узлом на затылке, цепочку прячу под блузку. Это происходит машинально. Дело привычки. Невредной привычки!

Езда впритык

Никогда не ездить впритык к впереди идущему автомобилю я была вынуждена научиться весьма быстро, потому что мой «Москвич» имел одну слабость… у него были слабые тормоза. Всякий раз, начав торможение, я это делала с опаской, лёгким нажатием проверяя, «схватывают» тормоза или нет. Выработалась привычка тормозить плавно и ездить так, чтобы не приходилось останавливаться внезапно. Тем не менее тормоза на моём Малыше отказывали четырежды (отказывали по-настоящему, а не по моей мнительности). Во всех четырёх случаях обошлось без потерь.

На «Tоyota» можно было не опасаться подвоха тормозной системы, но я уже по привычке никогда не вела «Tоyota» впритык к багажнику впереди идущего автомобиля. Сия привычка меня однажды спасла.

Было это в начале спуска к перекрёстку на 20-м километре объездной дороги. (По новому счислению, это уже не 20-й, а 23-й километр, но мне почему-то больше нравятся цифры по «старому стилю».) Колонна вдруг начала замедлять ход. Верный признак того, что на перекрёстке стоит гаишник, точнее, гибдэдэшник, но это не слово, а учебное пособие для любителей скороговорок. Я сняла ногу с педали газа. Этого было недостаточно, автомобиль приближался к впереди идущему, и я слегка нажала на педаль тормоза. Моя нога неожиданно легко вместе с педалью опустилась на пол.

У меня хватило ума быстро-быстро поработать педалью, и тормоза «схватили». Но главное — у меня хватило на эти манипуляции времени, чтобы не врезаться в чужой багажник. Обычно, когда мой автомобиль идёт в колонне, я соблюдаю такую дистанцию, чтобы и не нервировать своим приближением водителя переднего автомобиля, и не дать соблазн встроиться передо мною тем, кто идёт сзади и только и мечтает обогнать женщину за рулём из спортивного интереса.

Случай с тормозами на 20-м километре остался загадкой. Приехав через полчаса на дачу к мужу, я была всё ещё в стрессе от пережитого. Сказала Александру, что поставила рекорд: от самого 20-го ни разу не воспользовалась тормозом! Он провёл диагностику. Тормозная жидкость была «на уровне», нигде ничто не вытекло.

Больше подобных проблем моя Малышка мне не создавала. Что на неё нашло тогда — не знаю. Но спуск к 20-му километру я занесла в свой «чёрный список». Ничто не бывает «просто так», это моё убеждение. Спасибо Малышке! Возможно, она заставила таким оригинальным способом более внимательно проезжать этот участок.

А аварии и наезды на пешеходов, кстати, там, на 20-м, происходят нередко. Дорога широкая, дачники не успевают её перебегать, когда направляются к остановке, чтобы ехать в город. Видела там и сбитых пешеходов, и завалившийся в придорожную канаву автомобиль, и не раз — кучу малу из автомобилей на самом перекрёстке.

Страсть к обгону

Разгоняться, тормозить, снова разгоняться, «нырять» из ряда в ряд… Это не просто стиль езды, свойственный нервным особам. Это стиль езды тех, кто страдает манией величия. Или манией преследования. У кого как.

У водителей-женщин такая «мания» выражена слабее, чем у мужчин. Женщины обычно склонны к тихой и аккуратной езде; в их замедленной реакции единодушно уверены все водители противоположного пола. Автомобиль бешено разогнался, кого-то обогнал и через несколько секунд (это неизбежно в условиях городского движения!) скрежещет тормозами… Сразу понятно: водитель, во-первых, не профессионал, а во-вторых, не женщина. А если женщина, то на фоне обычной «сонной» манеры вождения этот её душевный порыв — обогнать! — выглядит нервным припадком.

Странное дело: мы во всём стремимся к целесообразности, но только не за рулём. Зачем, зачем обгонять в колонне, идущей ровно, с достаточно высокой скоростью? Ответа нет. Кроме: «А вот хочу!»

Провожая взглядом такой автомобиль с его амбициозным водителем, я всегда думаю одну и ту же фразу: «Ну-ну, спешишь? А не на встречу ли с ГАИ?»

Нет, я не против обгонов! Сама, бывает, совершаю их чрезмерно много. Закусывает иногда азарт. И непременно обгоняю автомобиль, если чую, что за рулём новичок. И если за рулём… женщина! Мне ещё мой инструктор по вождению говорил, что от новичков надо держаться подальше — обогнать от греха. О женщинах за рулём он, правда, деликатно молчал.

Неопытного водителя и водителя-женщину распознать легко, особенно на просёлочных, неразмеченных дорогах: перед поворотом — обязательно включаются тормозные огни; при встречном транспорте автомобиль жмётся к обочине, без встречных — идёт точно по воображаемой центральной линии разметки. Как их не обогнать?

Обгоняю и тех, кто «плетётся рысью как-нибудь». Но однажды на таком «тихоходе» я прокололась.

На одном из подъёмов на объездной дороге я ехала по правой полосе. Я знала, что впереди моя полоса скоро закончится и сольётся с левой. По левой, дребезжа, шёл «Москвич», который я решила оставить позади, чтобы первой оказаться при слиянии полос и не плестись потом за ним. Нажала на акселератор, «Tоyota» моя послушно рванулась. Но «Москвич», который, видимо, специально заранее перестроился на эту полосу, тоже поднажал. При таком положении я должна была уступить «Москвичу», ведь это моя полоса заканчивалась! А я не уступала, надеясь обогнать. И вот на слиянии наших полос «Москвич» оказался на встречной, я опомнилась и сбросила скорость, но он поддал газу, резко свернул вправо, подрезал меня так, что мне пришлось в буквальном смысле ударить по тормозам. Водитель, оглянувшись, покрутил пальцем у виска, я кое-что прочитала по его губам, послушала набор из резких сигналов… Поделом!

Вообще дурость на дорогах объясняется легко: амбиции, завышенная оценка своих возможностей и возможностей двигателя. Простительна небольшая ошибка, допущенная по неопытности. Непростительна злонамеренность, агрессивность, равно как и желание поиграть в догонялки.

Боязнь обочин

Езда по центру неширокой, к тому же свободной от другого транспорта дороги — характерная черта женского стиля вождения. У женщин-водителей это одна из тех вредных привычек, от которых надо избавляться как можно скорее.

Моя подруга Галина рассказывала, как она со своей приятельницей, только что получившей водительские права, поехала на дачу. На «5-й стройке» их догнал грузовик. Начал сигналить, мигать фарами. Женщины подумали: водитель заигрывает. Посмеялись, потом повозмущались, потом заподозрили, что на их автомобиле спустило колесо. А шофёр всё сигналил, стал грозить кулаком. И они побоялись остановиться, доехали до магазина, там встали. И выслушали от шофёра грузовика всё, что он думает о женщинах за рулём, которые ездят, «как кум королю», словно они на дороге одни…

Он просто просил их уступить дорогу: они ехали точно по центру, да ещё и виляли, наверно. Грузовик не мог их обогнать.

И у меня попервости был подобный случай. Мы с семьёй возвращались из Пиначево, скоро должны были подъехать к мосту через реку Авачу на 41-м километре Мильковской трассы. Дорога гравийная, за автомобилем — пыльный шлейф. Сзади то ли никакого транспорта не было, то ли просто в пыли никого не видела. Вдруг справа, по обочине, гремя пустым кузовом и мощно сигналя, промчался самосвал. Он напугал меня до жути. Обогнал, но я его уже не видела, потому что мы оказались в центре тучи пыли, которую он поднял с обочины. Видимость — ноль. Я резко затормозила, причём прямо на дороге, не сворачивая к обочине: а вдруг там ещё один такой же бешеный? Так мы и стояли посреди дороги, пока не улеглась пыль.

Понятно, что именно вынудило шофёра самосвала обгонять меня справа: моя езда по центру дороги, «как кум королю».

Обгон по обочине сейчас, при загруженности наших дорог, уже не редкость. Раньше и в голову не приходило, съезжая с асфальта, посмотреть в правое зеркало. Сейчас это необходимо. Особенно на отрезке от 14-го километра (по «старому стилю») и почти до поста ГАИ на 8-м километре. Здесь движение по обочине самостийно «открывается» по вечерам субботы и воскресенья, когда образуется многокилометровый хвост автомобилей, возвращающихся в город.

Но что-то я не замечала на этой «полосе» автомобилей «скорой помощи» или других экстренных служб. Им-то можно было простить поднятую пылищу.

И ещё я что-то не замечала, чтобы этих обгонщиков задерживали сотрудники ГАИ, обычно в такие дни дежурившие на 12-м километре, напротив «Шашлычки». Сдаётся мне, что это чисто гаишная «полоса» — для личных автомобилей сотрудников Госавтоинспекции, которым, конечно, необходимо быть дома раньше, чем всем простым смертным.

Ругань за рулём

Однажды поехала пассажиром со своей знакомой. Перед поездкой она меня предупредила:

— Извини, но я за рулём ругаюсь.

Бог мой, сколько ярлыков можно навесить на бедного водителя, который медлит с поворотом! Сколько удивительно точных прозвищ можно придумать лихим «наездникам»! Сколько доходчивых и очень остроумных объяснений можно дать назойливому «сигнальщику», сгоняющему чужой автомобиль с левой полосы, в то время как правая забита сплошной колонной!

Адресаты, конечно, ничего этого не слышали, но это не останавливало красочный речевой поток моей водительницы. Я от души насмеялась. Всего за одну поездку я замечательно обогатила свой словарный запас!

Пришлось мне ещё раз пережить сверхэмоциональное поведение водителя, но тут мне было не до смеха.

Как-то зимой, когда мой гараж был занесён снегом, а возникла необходимость перевезти компьютер, мне вызвался помочь сын моего знакомого. Всю дорогу мой юный перевозчик изображал из себя водителя-аса. Он грозил то одному, то другому водителю, колотя по сигнальной кнопке кулаком, громко ругался, ёрничал, ехидничал, хохотал, кривлялся, как плохой комический актёр. На всё это он тратил больше нервной энергии, чем на мысленное усилие, чтобы выйти из критической ситуации, в которую он то и дело попадал. Когда мы наконец подъехали к занесённому снегом двору, я выскочила из салона и понеслась к подъезду как бешеная, прямо по сугробам, игнорируя тропинку, и только потом поняла, что это мой отзывчивый водитель так меня взвинтил и что его психическое состояние передалось и мне.

Говорят, мол, «ругается, как сапожник». В данный исторический период актуальнее говорить — «как шофёр».

Ругань в нашей стране за последние годы стала всенародной привычкой. Думаю, что причина — в «автомобилизации всей страны».

Руль в руках психа опаснее, чем спички в руках пиромана. Дёргается из ряда в ряд, летит на недозволенной скорости, совершает один за другим рискованные обгоны — зачем его штрафовать? Не лучше ли вместо этого отправлять на обследование к психиатру? Оздоровлять нацию.

Что мне советовали водители-профессионалы >>

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *