О переизданной книге С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки» (Эксмо, 2010)

В 2010 году издательство «Эксмо» в серии «Великие путешествия» переиздало научный труд Степана Петровича Крашенинникова «Описание земли Камчатки».

Естественно, книга вызвала интерес, и прежде всего возник вопрос: по какому изданию перепечатан труд С. П. Крашенинникова? По первому, выпущенному в 1755 году (читать которое нам трудновато из-за устаревших оборотов речи и букв «ять», «фита», «i»), или по изданию 1949 года (в котором уже нет указанных букв; содержится значительно больше текста, так как восстановлены места, вырезанные цензурой середины XVIII века; имеется приложение, в котором опубликованы и другие работы Крашенинникова; имеются комментарии учёных)?

Оказалось, что в книге С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки», выпущенной издательством «Эксмо» в 2010 году, источник перепечатки не указан ни в выходных сведениях (хотя Государственный стандарт и требует), ни в аннотации к книге, ни во вступительной редакционной статье.

Почему эта информация скрыта? С этим недоумением сняла с полки двухтомник «Описание земли Камчатки» — выпущенное в 1994 году репринтное воспроизведение книги 1755 года. И сверила заголовки. В новой книге «лишних» заголовков (то есть заголовков других работ С. П. Крашенинникова, которые опубликованы в издании 1949 года приложением) — нет. Значит, источником перепечатки было издание 1755 года? Но в тексте нет упразднённых в 1918 году букв… Значит, всё же печатается по изданию 1949 года? Ведь и примечания есть, только помещены они не отдельным блоком, а внизу страниц. Или же редакция взяла за источник издание 1755 года, «перевела» его на современный язык и добавила новые примечания?..

Помилуйте, зачем заставлять читателя ломать голову над установлением источника перепечатки!

Конечно, можно «списать» на незнание издательскими работниками стандартов по издательскому делу или на какую-то недоделку-нестыковку (проколов у кого не бывает!). Но скрыт не только источник перепечатки. Читаю статью «От редакции», в которой, после перечисления и краткой характеристики изданий-переизданий в разные годы труда С. П. Крашенинникова, наконец что-то сказано и о настоящем издании:

Все примечания к тексту даны в виде постраничных сносок и касаются: современных естественнонаучных, лингвистических, а также исторических и этнографических сведений, подтверждающих или опровергающих выводы С. П. Крашенинникова; новых номенклатурных названий животных и растений; соответствия топонимов XVIII в. и современных географических названий; объяснений устаревших слов.

Можно себе представить, сколько людей было привлечено к составлению этих примечаний! Однако фамилии учёных — авторов примечаний и время создания последних почему-то в книге не указаны. Неизвестно также, включены ли в эту книгу те комментарии (или хотя бы их часть), которые имеются в издании 1949 года.

На последней странице книги — фраза:

Научно-популярное издание.

Это озадачило. Научный труд, самая первая в России монография — и в таком формате?! Но вот читаю в редакционной статье:

Настоящее издание в первую очередь ставит перед собой цели познавательно-развлекательные.

Теперь понятно, почему в аннотации назвали научный труд С. П. Крашенинникова «первым международным бестселлером»: выражение-то рекламное, беспроигрышное. Понятно, почему включили этот труд в серию «Великие путешествия»: она наверняка хорошо продаётся (кстати, кто составитель этой серии, в каком году она основана, кто её ответственный редактор — тоже под покровом неизвестности). И понятно, почему добавили в книгу огромное количество иллюстраций, которых не было в предыдущих изданиях книги С. П. Крашенинникова «Описание земли Камчатки»: карты и гравюры из книг других авторов, современные рисунки животных, красочные фотографии.

Возможно, добавление новых иллюстраций к тем, которые были в предыдущих изданиях, сделано и из лучших побуждений: чтобы читатели «не только прочитали, но и увидели описываемое путешествие». Но что в итоге получилось? Крашенинникова разбавили, разукрасили и сделали из его огромного, заслуженного своею тщательностью, полнотой и серьёзностью проведённых исследований труда — развлекаловку.

Да, надо направлять молодое поколение на чтение не только эсэмэсок, надо воспитывать на историческом прошлом, надо распространять знания, популяризировать научные достижения. Но в данном случае обилие вставленных в текст С. П. Крашенинникова чужих иллюстраций даёт прямо противоположный эффект. Эти иллюстрации, размещённые где попало, не имеющие соответствующих пояснений, искажают представление о той земле Камчатке, какую описывал С. П. Крашенинников!

Так, в главе «О мужской и женской работе» помещён рисунок «Тунгусские тарбасы, кошелек для табака и дощечка-счеты», а в главе «О погребении умерших» — «Рисунок старика-эвенка, изображающий отдельные моменты камлания над больным». С какой стати здесь эти иллюстрации? Знает ли редакция книги, что на Камчатке эвенки (тунгусы) не живут?

Вставленные в книгу фотографии, рисунки других времён и эпох запутывают читателя окончательно. Вот стоит гравюра, подписанная: «Гробница капитана Кларка в Петропавловске». Ни автор не указан, ни, главное, год. Для тех, кто знает, что Чарлз Кларк умер и похоронен в Петропавловске в 1779 году, понятно: не было его могилы в Петропавловске во время пребывания там Крашенинникова. Но для неискушённого читателя эта гравюра воспринимается как «современная» Крашенинникову.

В главе «О камчатских народах» поставлен рисунок с подписью: «Айн с острова Езо». Читатель вправе спросить: а кто такие айны? Крашенинников слово «айны» не употребляет; он пишет: «курильцы». Об острове Езо в тексте этой главы — тоже нет. Однако примечаний к слову «айн» и к названию острова здесь не дано. Читатель, не знающий, что этот остров — вообще не камчатский, — так и воспримет: на Камчатке есть (или был, так как дата рисунка не указана) остров Езо, населённый некими айнами. Вот какое «знание» несёт всего лишь один бездумно впихнутый в середину текста Крашенинникова рисунок.

Эту же главу — о народах! — «украшают» два рисунка растений.

Чужеродны тексту Крашенинникова портрет Джеймса Кука и карта плавания экспедиции Кука в Беринговом море, помещённые в главе «О происхождении названия камчадал…». Никакого отношения Кук не имел ни к происхождению камчадалов, ни к описываемому Крашенинниковым времени.

Помимо чёрно-белых снимков, есть и вкладки с цветными. И та же история: некоторые фотографии играют чисто декоративную роль. Например, «Долина гейзеров на Камчатке». Зачем она здесь, кроме как для украшения? Год съёмки — не указан, а ведь это важно: до селя 2007 года или же после него, когда ландшафт Долины гейзеров претерпел значительные изменения.

В аннотации гордо написано:

Книга… необычайно богато иллюстрирована старинными картинами, гравюрами, рисунками и картами.

Но «благодаря» интенсивному иллюстрированию всё в этой книге смешалось: люди, эпохи, темы. Часть вставленных иллюстраций запутывает читателя, часть — балласт, не имеющий отношения к теме определённой главы, а то и к книге. (Выше я привела несколько примеров, а их можно приводить и приводить.) Ну и о каком познавательном значении этого переиздания можно говорить?

Ошибки в подписях к иллюстрациям и в подстрочных примечаниях добавляют сомнений в истинной познавательности. К той же цветной фотографии с изображением Долины гейзеров дана фраза:

Крашенинников насчитывал на Камчатке 6 горячих источников, теперь же их насчитывается около 60.

Во-первых, С. П. Крашенинников описал 6 не источников, а групп источников (смотрите главу «О горячих ключах»). Во-вторых, в одной только долине реки Налычевой насчитывается горячих и минеральных источников более 200 (эту информацию я взяла из альбома В. Зыкова и А. Петрова «Камчатский природный парк «Налычево»»), как же можно говорить всего лишь о 60 источниках — на всей Камчатке?! В-третьих, похожая информация дана в другом месте книги, в одном из примечаний, и там как раз говорится не об источниках, а об их группах (6 групп описал Крашенинников, 60 групп насчитано сейчас). То есть налицо разночтение. После этого как можно верить хоть каким-то цифрам в примечаниях?

Примечания… Есть ли в них фактические ошибки, помимо вышеприведённой, могут сказать конкретные специалисты: биологи, этнографы, географы, геологи, археологи, историки и другие. Но бессмыслицу заметит любой читатель. Например:

…Возраст ранних памятников ительменской культуры оценивается в 5200 лет, следовательно, они появились на полуострове не позднее 3000 тысячелетия до н. э.

Я не опечаталась: «3000 тысячелетия».

Вообще в книге с цифрами беда.

Читаем вступительную статью «От редакции»:

…Книга… в следующие [после первого издания в 1755 году] 25 лет была переведена на 4 иностранных языка и 6 раз издана.

И читаем аннотацию:

Почти немедленно после выхода из печати (1755) книга была переведена на главные европейские языки: французский (1760), английский (1764), немецкий (1766), голландский (1770).

Путём сравнения этих цитат делаем вывод, что книга на четырёх иностранных языках вышла в течение не 25 лет, а 15; издана не 6 раз, а 5. (Возможно, шестое издание в XVIII веке и было, но информация о нём в данной книге отсутствует.)

В статье «От редакции» есть ошибка, которая заставила усомниться в том, что редакция знает, в какое время жил и творил автор книги — С. П. Крашенинников:

И по прошествии четверти века «Описание земли Камчатки» — это бесценное достояние географической и исторической науки — все еще вызывает интерес у любознательного читателя…

Сейчас 2011 год, начало XXI века (извините за подробности), а труд свой С. П. Крашенинников издал в 1755 году, в середине XVIII века. Прошло почти 250 лет — четверть тысячелетия, а не века!

Попробовала я ответить на вопрос: а для какой аудитории сделано это познавательно-развлекательное переиздание научного труда? Судя по обилию иллюстраций, нужных и ненужных, книга — для тех, кто любит смотреть «картинки», не вчитываясь в текст. Судя по вполне «взрослым» примечаниям (с латынью в названиях растений и животных, с химическим составом и температурой минеральных источников, с историческими справками), — для более серьёзных читателей. Судя по фразе: «…Нам казалось важным облегчить любознательному читателю знакомство с этим выдающимся произведением русской научной мысли», — для молодых. Судя по продолжению этой фразы: «С этой целью… текст дан… в новой орфографии по правилам 1918 г.», — для тех, кто в курсе орфографической реформы указанного года.

Удивительная логика: облегчать — и одновременно запутывать; делать упор на недалёкого читателя, которому научное издание предлагается как развлекательное чтиво, — и одновременно считать, что читатель достаточно образован. Каша какая-то, извините.

И последнее. Начинается статья «От редакции» словами:

Труд виднейшего после М. Ломоносова русского академика Семена Петровича Крашенинникова…

Степан Крашенинников в первой же фразе книги назван Семёном! И этим всё сказано. Об отношении к труду учёного и к самому учёному. И об отношении столичного издательства к какой-то там замкадовской Камчатке.

Комментарии 4 комментария

  • «Специалисты» эколого-паразитического отдела Кроноцкого заповедника пошли еще дальше — в тексте экскурсии, подготовленной для гидов-проводников, Крашенинникова вообще назвали… Семеном Павловичем. Хорошо хоть не Семеном Семеновичем, по аналогии с героем незабвенного фильма «Бриллиантовая рука». Я от души поиздевался над этим фактом в свое время kamtime.ru/node/1528 Увы, и после этого в уже «отредактированной» версии имя-отчество таки сохранилось… После чего разъяренный зам. директора по науке выстроил барышень и заставил их несколько раз вслух повторить: «Степан Петрович!», пока не запомнили. :)

    • Спасибо, Владимир.

      Я прочитала то, что Вы об этом написали в газете. Жаль, что опубликовано в рубрике «Слухи», а потому не названы конкретные «первооткрыватели» нашей истории.

      Невежественные просветители, экскурсоводы, составители сборников, ответственные за выпуск книг, брошюр-руководств — это ли не печально…

  • Уважаемая Раиса Аркадьевна.
    Я удивлен, что ваша реакция на издание неофитами от московитов книги Крашенинникова была не столь острой. Как биолог и краевед в комментариях и иллюстрациях нашел еще тьму нелепостей. Например «оленьи коряки». «150 тыс. особей» (волков), да еще двух подвидов, это же жуть кромешная!!!
    А уж отзыв о книге Стеллера и о книге Крашенинникова, как «образчике русской научной мысли», это уже просто за пределами приличного тона.

    С уважением, Никаноров А.П.

    • Уважаемый Александр Петрович, Ваше мнение как профессионала очень важно, спасибо, что высказали его без обиняков. Правда, не совсем поняла последнюю фразу, извините (адресат Вашего возмущения в этой фразе можно понять двояко).

Добавить комментарий для www.litsite.ru Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *