О труде Владимира Леонтьевича Комарова «Путешествие по Камчатке в 1908–1909 гг.»

Научный труд всемирно известного российского учёного Владимира Леонтьевича Комарова «Путешествие по Камчатке в 1908–1909 гг.» — библиографическая редкость. Последний раз эта работа публиковалась в 1950 году — в шестом томе избранных сочинений академика Российской академии наук В. Л. Комарова.

На днях мне выпала удача прочитать «Путешествие по Камчатке в 1908–1909 гг.» полностью, а не в отрывках или в цитатах, которые я не раз встречала в современных публикациях, посвящённых, например, Петропавловску начала XX века.

В. Л. Комаров руководил ботаническим отделом Камчатской экспедиции Русского географического общества (так называемой экспедиции Ф. П. Рябушинского), которая проводилась в 1908–1911 годах. В своём «Путешествии…» он рассказывает об уникальной природе Камчатки — о ландшафте, климате и о растениях, сумевших приспособиться к экстремальным условиям жизни.

Из научных трудов участников экспедиции Ф. П. Рябушинского я до этого читала два — доклад С. А. Конради общему собранию Российского географического общества о работе южного подотдела экспедиции и отчёт Н. Г. Кёлля о топографических работах этого подотдела. Несмотря на то что обе работы — научные, читаются они легко и, главное, с большим интересом.

Однако труд В. Л. Комарова для меня был ещё более интересен, так как некоторые посещённые им уголки полуострова мне знакомы. Например, по туристическим походам — вулканы Малый Семячик, Карымский, Авачинский, кальдера вулкана Узон, Жупановский лиман, Начикинское озеро, Бабий камень, гора Вачкажец, Больше-Банные горячие источники.

В. Л. Комаров так подробно описывает подходы к ним и дальнейший путь экспедиционного отряда, что даже если кто и не бывал в тех местах, то сможет сориентироваться. Читаешь — и хорошо представляешь себе, какая открывается панорама с господствующей вершины, в каком месте побережья Тихого океана непропуски, где есть брод через реку, где — удобная медвежья тропа, а где надо рубить ольхач, чтобы могла пройти вьючная лошадь, и так далее. Весь путь В. Л. Комарова и его отряда отмечен на опубликованной в книге карте.

Жаль, что В. Л. Комаров не посетил Долину гейзеров. Но о ней он ещё и не знал (открыта она была намного позже, в 1941 году). Но о существовании единственной в мире рощи пихты грациозной он как ботаник, конечно, знал, и мечтал её посетить. Помешали ему чисто бытовые трудности похода, о чём он написал с большим сожалением.

Из узнаваемых мною описаний — также места паломничества сегодняшних жителей Петропавловска-Камчатского в выходные дни — Халактырский пляж, Начикинские, Малкинские, Паратунские и Верхнепаратунские горячие источники, город Елизово (который при Комарове был ещё селом Завойко) и его окрестности.

А ещё В. Л. Комаров пишет о селе Мильково, в котором я жила в детстве…

Смею предположить, что тем, кто бывал в перечисленных мною и во многих других местах полуострова Камчатка, по которым путешествовал В. Л. Комаров, тоже будет очень интересно снова «пройтись» по ним во время чтения. В книге множество фотографий, поэтому можно оценить столетнюю разницу в обустройстве посёлков и отметить согласие или несогласие нынешнего ландшафта с комаровским описанием.

Очень знакомы и чувства, с которыми В. Л. Комаров на судне, шедшем из Владивостока, приближался к камчатским берегам: такая щемящая тоска от удалённости и от дикости этого края и одновременно — такой восторг, что сейчас, сейчас ты ступишь на эту дивную землю, «утыканную» вулканами.

В. Л. Комаров и в 1908 году, и в 1909-м прибывал на Камчатку в мае, когда полуостров не полностью освободился от снега, деревья — не распустились. Ещё на пароходе он, ботаник, с грустью подумал, что период вегетации растений очень короток. Но зато у него оказалась прекрасная возможность профессионально наблюдать весь этот вегетационный период. С приходом тепла Камчатка буйно расцветала — буквально на его глазах. И в книге читаем: распустились такие-то первоцветы; вылупились листочки на таких-то деревьях; зацвели такие-то альпийские растения. А позже — и об увядании их осенью, вплоть до наступления заморозков, которые его застали ещё в походе. Хорошо, что учёный пишет названия растений не только по-латыни, поэтому прекрасно всё представлялось и мне, обычной читательнице.

Кстати, в этой книге я нашла подтверждение, что те белые-белые, очень красивые трёхлепестковые цветы, которые в весеннем лесу так и манят собрать букет (да, к сожалению, лепестки ухитряются завянуть ещё по дороге домой), носят имя — тамарки. Мы в Мильково их так и называли. До В. Л. Комарова я нигде в литературе это местное название не встречала, только — триллиум камчатский.

Короче, читала я книгу с удовольствием!

Порадовало, что в книге есть указатель географических названий (недаром же это академическое издание!). Но нет указателя растений. Нет и именного указателя, хотя о людях В. Л. Комаров написал немало — и о коллегах, и о проводниках, и о жителях посещаемых селений. Часто В. Л. Комаров упоминает и Василия Степановича Завойко, который был губернатором Камчатской области в 1850–1855 годах. Однако бросилось в глаза, что инициалы Завойко написаны неверно: то В. И., то В. А. — и ни разу правильно. Искажена и фамилия Н. Г. Кёлля.

Также в книге нет комментариев учёных, о чём, конечно, стоит пожалеть в первую очередь самим учёным. Но для меня хватило впечатлений и от авторского текста, который написан просто и ярко.

Комментарии 2 комментария

  • Чтобы полностью ознакомиться с этой книгой, нужно найти первое издание — 1912 года. В ней больше фотографий (причём они весьма значимы), а кроме того, есть планы местности с подписанными географическими объектами!
    Был ли при переиздании сокращён сам текст книги, ещё не проверял.

Добавить комментарий для Дмитрий Кран Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *